Твоя борьба

Идеал человека - созидание.
Идеал паразита - обладание
.

В условиях болезни государств и временного ослабления власти более активно начинают проявлять себя разнообразные силы, обычно остающиеся как бы в тени. Это вновь заставляет задуматься об одной из вечных проблем человечества. Национализм и интернационализм, труженики и паразиты – это именно те силы, взаимодействие между которыми, определяет пути развития мира.
Интернационалисты обыкновенно подразумевают в равенстве наций большей частью некое общее генетическое равенство человеческих индивидуумов, отметая начисто из рассмотрения все остальные, по их мнению, второстепенные и не влияющие на существо проблемы факторы, полагая, что они для всех наций и народов равны. Но как раз генетического равенства никогда не было, нет и не предвидится. До сих пор земля населена множеством различных человеческих рас с различными наследственными признаками. Можно быть уверенным, что и далее эти различия сохранятся, выравниваясь крайне медленно. Одновременно никогда не прекращают возникать и усиливаться новые различия в наследственных признаках, по причине действия множества естественных и хорошо известных ученым влияний. Такой процесс медленного накопления случайных статистических отклонений – обычное природное явление и присуще оно любым системам, состоящим из большого количества однородных элементов, которыми могут быть и люди. Но и по всем остальным характеристикам, отличающим нации и народы, можно сделать реальный вывод, что желаемое инфантильными околоинтернациональными кругами равенство сегодня и любой ценой, они выдают за действительное.
Идеологи интернационализма утверждают, что имеющееся неравенство между людьми по отдельным характеристикам происходит лишь в силу слабой образованности некоторых отсталых, больших и малых народов и народностей, не способных, в связи с этим, воспринимать все прелести истинного интернационализма. Удивительнее всего то, что сами объединенные проповедники принудительной денационализации народов свою идеологию паразитизма, оформленную для камуфляжа в виде религии, и представителей люмпенства из разных наций и племён, принявших эту религию, не относят к тем объектам, которые надо перемешивать и деидеологизировать.
Нельзя отрицать того, что каждое человеческое сообщество, в силу природных, географических причин, а также взаимосвязи с окружающими народами, может и умеет делать некоторые из общечеловеческих дел в среднем лучше, чем другие человеческие сообщества. Далее с очевидностью следует существование таких человеческих объединений, которые умеют лучше других извлекать для себя выгоды за счет интересов окружающих народов. Это общечеловеческое качество присуще народам в различной степени. А поскольку отдельные необразованные народы почему-то не любят и не желают быть рабами, постольку и возникают в истории человечества межнациональные и межплеменные противоречия. В большинстве случаев народы чувствуют на своей шкуре эксплуатацию значительно ранее своих правителей и, не имея в своем распоряжении организованной силы, сопротивляются специфической человеческой внутривидовой эксплуатации стихийными бунтами. Среди всех видов живых существ, населяющих Землю, человечество уникально, прежде всего, как раз своим внутривидовым паразитизмом на себе подобных.
Несмотря на присущие любому человеку от рождения интернациональные чувства (как и все высшие животные, человек получает абсолютно необходимое представление о врагах только в процессе воспитания) и медленно текущую естественную ассимиляцию, нации в природных условиях практически не смешиваются. Из естественной интуиции и опыта народам известно, что межнациональные и особенно межрасовые гибриды слишком часто оказываются неудачными. Это наиболее заметно в первых трех поколениях после начала смешения. Неизбежная разница в культуре родителей дополнительно ухудшает результаты воспитания их детей.
Для ускорения процесса человеческого перемешивания требуются какие-то исключительные внешние воздействия, то есть ликвидация свободы человеческого выбора. Это похоже на смесь воды и масла, которые ни при каких реальных условиях не смешиваются. Как хорошо известно, смешать эти компоненты можно, добавив к ним мыло и приложив большие внешние усилия для перемешивания. Но ведь тогда получается не вода и не масло, а нечто совершенно иное. С прекращением действия внешних сил смесь вновь быстро разделяется на исходные составляющие.
Искусственное приравнение человеческих сообществ, живущих вместе или по соседству, с целью, якобы, их принудительного выравнивания практически всегда приводило к плачевным результатам. Одно из сообществ неизбежно начинало преобладать над другими. Предложено множество объяснений для причин, приводящих к такому результату. Но именно из-за их явной избыточности к ним не возникает и доверия. Можно назвать несколько широко известных обстоятельств, которые, практически, без всякого сомнения, не могут однозначно объяснить причины преобладания человеческих сообществ. Среди них – уровень культуры, научно-технический потенциал, богатство доминирующего человеческого сообщества, относительный объём взаимодействующих сообществ и т.д. На самом деле, из опыта предыдущих поколений достаточно четко следует лишь единственный критерий, объясняющий истоки преобладания одного человеческого сообщества над другими. Таким универсальным критерием является отношение народов к паразитизму. Каждому народу или племенному сообществу можно поставить в соответствие два коэффициента:
 
1.Способность противостоять внешнему паразитизму;
2.Собственная способность паразитировать в окружающей среде.
 
Бессмысленно пытаться подсчитывать эти, несколько формальные, коэффициенты. Но располагать народы и племенные сообщества по порядку коэффициентов в среде, объемом миллиарды единиц, вполне возможно. На интуитивном и опытном уровне народы проделывают такую операцию совершенно четко.
Человеческие сообщества взаимодействуют в первую очередь на основе присущих им коэффициентов паразитизма, а все остальное – только способы осуществления такого взаимодействия.
 
Практически у человеческих сообществ не может быть равных коэффициентов паразитизма, что и объясняет исчерпывающе, хотя и несколько с общих позиций, причину неизбежного преобладания одного такого сообщества над другим при насильственном их объединении. Народы из своего опыта прекрасно понимают это и не только не спешат к интернационализму и ассимиляции, но и наоборот, всячески стараются сохранить свою нацию, как самостоятельную естественную уникальную общность людей, защищаясь в конечном-то счете таким способом от уничтожения нации.
В этой связи сразу становится понятной полная бессмысленность несчётных экономических теорий, предназначаемых якобы для улучшения жизни народов. Отдельные племенные сообщества будут всегда пить соки окружающих народов. Это естественный и первичный процесс. Он совершенно независим от экономических теорий, которые никогда не смогут предусмотреть всё новые и новые фокусы паразитов, ориентированные на перераспределение результатов труда тружеников в свою паразитическую пользу.
Представленная проблема по своей сущности чрезвычайно близка к общей проблеме границ. Здесь полезно вспомнить одно общеизвестное определение грязи. Это перемешанные, бывшие чистые вещества.
Жизнь, с некоторой точки зрения, процесс противоположный созданию грязи. Такие понятия как национальность, язык общения, культура, государство и его границы, – реальные и естественные категории жизни. Может ли существовать, например, живая клетка без своих оболочек? Граница, разделитель – именно это понятие есть несомненное и неотчуждаемое качество жизни. На создание и поддержание жизни, или иначе, границ между мертвым и живым необходимо тратить известную часть общих ресурсов цивилизации. Иначе грязь и смерть...
Границы есть и между живым, ибо то, что одному живому существу хорошо, то для другого может оказаться смертельным. Граница – это жизненный фильтр. Поэтому государства, также являющиеся ячейками жизни, всегда перекрывают свои границы, когда сталкиваются с какими-либо трудностями. Потом, когда государства встают на ноги, их границы не превращаются в открытые, но пропускают к себе только то, что полезно.
Если рассматривать паразитизм, как естественную болезнь человечества, становится более понятным, почему ничтожная по качеству и количеству часть людей может захватывать власть в государствах. В жизни есть тому прекрасные аналогии. Вирус гриппа в разгар своей активности весит в миллиарды раз меньше, чем отравляемый им человеческий организм. Миллиграммы змеиного яда убивают человека. Впрочем, и вирус и яд не всегда смертельны. Это должно придавать оптимизм дальнейшим размышлениям. Следует заметить, однако, что беспредельный оптимизм в борьбе с паразитизмом не может быть вполне уместен. Паразиты плодятся быстрее, поэтому сегодня в России вовсе не 0.69% иудеев, а более 40 миллионов. Учитывая, что девять из десяти иудеев имеют высшее образование, а среди русских только каждый десятый, подлинное соотношение власти в сегодняшней России оказывается более понятным.
В естественной природе никогда не происходило и не происходит процессов перемешивания живого. Более того, – в течение геологических эпох возникают новые виды живых существ. Принцип этот нарушается лишь вмешательством в природу её сынов, самовлюблённых бесхвостых приматов, возомнивших себя пределом совершенства и не желающих понимать, что они возникли и существуют не для удовлетворения собственного эгоизма за чужой счет и за счет себе подобных.
Любые животные, насекомые и так вплоть до мельчайшего вируса, имеют множество разновидностей, которые не мешают друг другу внутри своего типа. Но и такие близкие разновидности в естественной природе никак не смешиваются, то есть не создают плодовитое потомство. Причина этого будет более понятна, если учесть наличие непредсказуемой природы. Регулярно повторяющиеся, хотя и неожиданные, природные катаклизмы уничтожают отдельные виды живых существ. Если бы они все были одинаковы, то жизнь никогда бы и не возникла. Оставшиеся в живых после катаклизмов просто оказались самым случайным образом лучше приспособлены и продолжают нести эстафету жизни дальше.
Те живые существа, которые стояли у истоков жизни и сохранились почти без изменений, благодаря своему упрощенному генетическому коду и определённому образу жизни, это, как известно, паразиты и процесс усложнения и самосовершенствования, то есть – жизнь, на них не распространяется. Скажем, клопы, тараканы, мыши, крысы, и не только они, принадлежат к одним из самых древних обитателей планеты, мало изменившимся за многие миллионы лет. Можно сказать и проще: постоянство – смерть. То, что не изменяется, вообще говоря, не вполне живое.
На самом деле жизнь очень запаслива. Генетический код представляет собой длинную последовательность молекул, напоминающую по своему устройству те числовые последовательности, которые применяются в технике связи для передачи сообщений. Этот код действительно передает сообщение, распространяющее жизнь, из прошлого в будущее. Но жизнь никогда не смогла бы возникнуть, если бы генетический код передавался в природе без изменчивости и без избыточности.
Генетический код живых существ или несёт совершенно непонятную информацию, или буквально заполнен пустышками, включая в себя гигантскую избыточность. Эти части последовательности и есть носители будущих неизвестных жизненных сил, которые смогут проявить себя в неожиданных природных ситуациях. Информационный генетический код повторяется не вполне точно. На примитивную функцию размножения накладывается как бы небольшой шум истинной симфонии жизни, создающий непредсказуемость, изменчивость, многообразие. Собственно это и есть жизнь – странный процесс целенаправленного усложнения материи в борьбе с энтропией.
Та небольшая избыточность, которая имеется в генетическом коде паразитов, создает непонятную на первый взгляд устойчивость этих существ к отравляющим веществам. Всегда находятся такие отдельные особи, которые в силу легкого отличия своего генетического кода, невосприимчивы к конкретному яду. Мгновенно размножаясь в отсутствии уничтоженных конкурентов, выжившие паразиты не только плодят себе подобных, но и немного иных, будущих прародителей новых семейств, сохраняющих свою примитивную основу и привычный образ жизни, но устойчивых к новым ядам. Можно изобретать все новые яды, вновь и вновь убеждаясь, что паразиты оставили вас с “носом”. Те, кто принадлежит к классу действительно живых, должны всегда помнить, что жизнь изменяется быстрее и глубже, чем смерть, поэтому борьба с паразитами должна опережать их приспособляемость. Помните несколько народных средств: клопов и тараканов – вымораживать, крыс – не допускать до кормушки, соблюдать чистоту и никогда не вступать с паразитами не только в договорные отношения, но и в сами переговоры. Все остальное от лукавого...
Жизнь отличается от черного небытия энтропии и смерти как раз тем, что всегда создает новое, ничего не смешивает и не уничтожает ради уничтожения. Жизнь – это щедро разбросанные тут и там, находящиеся в вечном движении, чистые, яркие и сверкающие кристаллы индивидуальностей и уникальных способностей, существующих вместе и одновременно, но никак не мешающих друг другу. Все это развивается, усложняется и вечно борется с беспамятством и энтропией за свое место в природе, постепенно всё более становясь самой природой и будучи ею всегда. Смерть, между прочим, это бывшие чистые кристаллы, размолотые и перемешанные, разбросанные кучками и слоями.
Легко заметить, что новые виды живых существ, постепенно отделяющиеся от своих истоков, никогда не будут вновь воссоединяться со своими дальними предками из первичного вида. Здесь будет уместна аналогия. Каждая ветка дерева самостоятельна и не объединяется со своими соседями. Иначе дерево превратиться в пустой ствол и исчезнет. При этом все ветки дерева питают общий ствол, через который взаимодействуют с корнями, совместно создавая и поддерживая единый живой организм. Только жизнь, вечно стремящаяся к разветвлению, к размножению видов, способна противостоять неожиданным природным катаклизмам. Второй уникальностью человеческого сообщества является противоестественное смешение рас. Унифицируя человечество, такое смешение уменьшает стойкость человеческого сообщества к природным влияниям, а значит противоречит самой жизни. Главнейшими инициаторами и исполнителями смешения рас в человеческом сообществе являются паразиты. Читатель сам вспомнит необходимые примеры.
Вполне вероятно, что представители иных мощных цивилизаций не вступают в прямой контакт с человечеством потому, что хорошо понимают принцип дерева жизни. Реальный контакт неизбежно приведёт к тому, что человечество воспримет чужие идеалы и чужой опыт, встав на путь развития, уже кем-то пройденный. Образно говоря – совершит неестественное объединение ветвей жизни. Цивилизации всё должны делать самостоятельно. Хотя контакт и возможен, но очень ограниченный, чтобы не изменить собственный ход человеческой истории.
Ещё далекие предки современных цивилизаторов поняли, что паразитизм это двигатель их “прогресса”. К сожалению, до остальной части человечества трудно доходит вторая половина истины: паразиты – двигатель, но и единственный тормоз настоящего прогресса.
На сколько замедляется развитие всей цивилизации, ровно столько энергии выделяется в её тормозах. Всеобщее смешение, равенство, интернационализм <интер – кладбище, (англ.)> не могут распространяться на всех людей. Просто некому станет кормить всю эту ораву бесхвостых нагло требующих бездельников и толкать вперёд никому тогда не нужный прогресс. Поэтому и не бывает паразитов больше, чем тружеников, а всегда наоборот.
Какую же цель преследуют интернационалисты, принимая в “свои” только избранных паразитов любых наций и призывая остальных к свободе, равенству и братству, упорно забывая поставить на первое место истину? Эта цель проста до примитивности: Пусть окружающий мир превратится в вонючую грязь без мыслей и индивидуальностей. Тогда кучке объединившихся в интернациональное Братство паразитов не понадобится даже думать. Только упрощенными до примитивных рефлексов движениями грести к себе, разрушая окружающий мир. Этот их идеал и может стать началом конца человеческой цивилизации. Природа вновь и вновь будет повторять свои опыты и те, кто продвинется дальше нас, научатся решать проблемы паразитов за их собственный счет.
Сегодня всего только десять процентов человечества гордится своей паразитической миссией на Земле. Но ведь остальные девяносто процентов настоящие рабы. Да, европейцы построили Европу и Америку. Но за чей счет? За счет народов, ограбленных наследниками крестоносцев и колонизаторами, за счет нищеты сегодняшних Азии, Африки и Латинской Америки и неэквивалентного обмена с народами этих континентов. С таким же успехом можно считать строителями жилых домов в Сибири клопов и тараканов. Ведь именно из-за них хозяин строит два дома и каждую зиму переселяется из одного дома в другой.
Российский Президент, демократично избранный меньшинством избирателей, ничтоже сумняшеся призывает “россиянцев” поскорее присоединиться к цивилизованному меньшинству. Да только мы не на ипподроме, где тысячи бездумно орущих глоток капризно требуют от своего нового кумира и несущей его своей пегой кобылы немедленной победы. Сколько ни призывай в паразитический рай, нас туда пустят только рабами и без штанов. А пока, следом за развалом России надвигаются кризисные явления во всем “цивилизованном” мире, лишний раз доказывая тем самым, что источник своего благополучия эти “просветители” в немалой степени имели и имеют на территории ограбленной России.
Действительный интернационализм придёт, очевидно, только тогда, когда у различных народов и племён уравняются коэффициенты собственного паразитизма, то есть – никогда. Объявлять интернационализм нормой общечеловеческого существования также бессмысленно, как объявлять наступление коммунистического рая в третий вторник октября. И то, и другое никогда не может быть дос-тигнуто ни призывами, ни какой угодно активной деятельностью и в лучшем случае есть утопический идеал паразитов и сказка для простаков. Примитивные идеи интернационализма для избранных опасны всему человечеству. Опыт разрушенной России, потянувшей за собой десятки других государств, достаточно красноречиво свидетельствует об этом.
Одно важное отступление поможет нам развеяться и уточнить понятия. В некотором смысле способ достижения цели с минимальными затратами используется не только людьми. Этот фактор настолько универсален, что его можно рассматривать, как всеобъемлющее природное явление. От самых малых частиц микромира до звезд и Галактик, где этот принцип работает столь же однозначно, всё в природе отнюдь не стремится увеличивать энтропию. Даже самые крупные из известных нам энергетических транжир – звезды, тратят энергию с минимально возможной интенсивностью, что позволяет им растянуть свою активную жизнь. Та звезда, которая по неизвестным пока нам причинам решит сразу сбросить в пространство все свои энергетические ресурсы, исчезает из нашего мира.
Может создаться впечатление, что принцип минимальных затрат, в силу его естественного происхождения, явление правильное и полезное для использования каждым человеком. Каждый из нас вольно или невольно и с разным успехом следует в своей жизни природному принципу минимальных затрат в развитии, стараясь взять не только у человека, но и у природы как можно больше, а отдать как можно меньше. Если бы человек жил в одиночестве на своей личной планете, такое поведение было бы возможным, да и то с некоторыми дополнительными ограничениями. Но человек, на самом деле, представляет собой мельчайшую частицу гигантского организма, называющего себя – человечество. Если отдельные частицы организма начнут неограниченно потреблять за счет своих соседей, хорошо понятно, что это приведет к раковой опухоли и смерти всего организма вместе с самой опухолью. Отсюда следует достаточно прозрачный вывод о том, что, по крайней мере, целью жизни не является бесконечное размножение одного и того же, ибо такая сверхжизнь это та же самая раковая опухоль. Этот вывод прямо противоречит идеалам христианства. Во многих случаях природа ставит естественные препятствия низшего порядка созданию жизни за счет жизни.
Но чаще всего только смерть предупреждает о бессмысленности пожирания себе подобных, какими бы хитрыми способами это процесс ни осуществлялся.
Ещё в тридцатые годы большевики закрыли биомедицинскую лабораторию, которая исследовала раковую опухоль в поисках паразитических микроорганизмов, её возбудителей. Паразитическая теория рака слишком явно намекала на сущность большевистского правления. В наше время та медицинская гипотеза получает неожиданно всё большее подтверждение.
Часто задаются вопросом: Почему внутривидовой паразитизм существует только у человека? Потому что ни одно другое животное, кроме человека, не использует в своей жизнедеятельности результатов труда животных своего вида, а берёт только то, что предоставляет непосредственно природа. Человек уже очень давно использует плоды природы опосредовано, после приложения своего разума, труда. Практически ничего, кроме самого воздуха, человек не использует из природы непосредственно.
Из очевидной аналогии можно полагать, что и всё человечество, как естественная природная форма жизни, дитя природы, должно следовать принципу минимальных затрат по отношению к природе. Взять минимум возможного так, чтобы это не стало заметно природе, которую, безо всяких натяжек, можно рассматривать как реального компаньона человечества, с теми же качествами, что и отдельный человек. Единственное отличие заключается в том, что природу, в отличие от человека, нельзя обманывать безнаказанно. Человечество может и не обращать внимания на окружающую среду. В такой ситуации, после наступления определенного критического момента, цивилизация исчезнет без видимых внешних причин. Это очень хорошо понимали наши предки русичи, до прихода христианства – религии второсортных иудеев и принадлежащих им рабов, жившие в удивительном единстве и возможно даже в симбиозе с природой.
Предположим, что власть на планете взяло в свои руки некое племенное сообщество, состоящее, на самом-то деле, из потерявших свою национальную принадлежность приверженцев особой паразитической идеологии с высоким коэффициентом собственного паразитизма. Как видно из сегодняшнего положения, такое может произойти. В этом случае малочисленные держатели истинной власти перестанут саморазвиваться, ибо у них будет всё, кроме стимулов к саморазвитию. Народы-труженики, народы-рабы, не имея настоящей свободы, также лишаются стимулов к саморазвитию. Без свободы исчезает и необходимость бережного отношения к природным ресурсам. Такая цивилизация обречена на остановку развития.
 
Определённые силы утверждают, что пришедшие к власти наведут новый, единственно правильный (от своего особого бога) порядок, удовлетворяющий всех. Это будет ужасно. Ведь единственные претендующие на мировое господство “цивилизаторы” ещё нигде и никогда не доказали гуманность своей власти. Но зато везде, куда они бросались в поисках свободы грабежа, устраивали форменную резню, вплоть до пожирания живых человеческих тел. Хвалебные оды уничтожению иных народов имеются во множестве в одной из паразитических книг – “Ветхом завете”, или точнее в его первоисточнике “Торе”. И хотя все примеры там фальшивы, они хорошо показывают идеал клопократии. Синхронная резня коренной нации, устроенная иудеями в городах Присредиземноморья, в деталях описана многими римскими историками. Смотрите, например, Страбона. Учитывая фальсификацию хронологии, успешно выполненную иудеями, примерно в 11 веке новой эры (а не в 115 г. новой эры) только в Киренаике и на Кипре иудеи вырезали более 450 тысяч славян и христиан. Единственные “богоизбранные” победоносно ходили по улицам городов, забрызганные человеческими мозгами и кровью, обмотанные человеческими кишками. Пили горячую человеческую кровь... Похоже, что этот исторический эпизод описывает период, когда крестоносцы продали Кипр иудейскому царю, хотя и само это свидетельство требует сегодня проверки на подлинность.
Самые разнообразные цивилизаторские революции последних столетий унесли сотни миллионов жизней простых тружеников, а организаторами и руководителями резни и уничтожения чужой культуры оказывались, как обычно, “богоизбранные”.
В рассмотренном примере принцип минимальных затрат верен только для узкой паразитической прослойки, остальной народ становится жертвой паразитов и для него такой принцип становится не верным, как в среднем и для всей цивилизации на планете.
Движущим фактором развития выступает взаимная конкуренция между элементами системы, одним из которых является паразитизм. Сегодня нам разрешили знать, что монополизм и конкуренция – несовместимы. Точно также несовместима власть паразитизма – монополиста в системе развития и свобода развития цивилизации. Если есть монополизм, то нет конкуренции, нет развития и нет цивилизации.
Принципиально различны два положения:
1. Паразитирующая нация, или точнее идеологизированная паразитизмом общность людей – паразитическое племенное сообщество, переходит поочерёдно из государства в государство. Так было ранее.
2. То же племенное сообщество полностью обладает всеми государствами. Почти точно так, как сейчас.
В первом случае остальные государства могут нормально развиваться и конкурировать между собой. Власти в них вынуждены делиться своей свободой и правами с народом, чтобы выдерживать конкурентную борьбу с ближними и дальними соседями. Во втором случае нищают все народы-труженики, при отсутствии конкуренции.
Для достижения цели реальная природа предоставляет всем своим объектам, без ограничений, возможность свободы самовыражения и минимизации затрат. На каждом более высоком уровне сложности объектов природы действие этого принципа обеспечивается тем, что в среднем те же принципы действуют и на всех нижних уровнях. Нарушение принципа минимизации затрат каким-нибудь элементом системы в природе неизбежно приводит к полному уничтожению элемента и противоречит жизни.
Пусть иудейское христианство призывает своих рабов следовать принципам самоуничтожения – “отдай всё нищим”, но народы не так глупы, как бы хотелось религиозным лидерам и фанатикам паразитизма, и следуют церковным догматам только формально, по обстоятельствам. А обстоятельства бывают разные и сложные...
Человечество продолжает развиваться вопреки всем и всяческим преградам. Правда, мы безжалостно эксплуатируем природные ресурсы планеты, грубо говоря – выпендриваемся. Не соблюдая принципа минимальных затрат, мы развиваем только десятую часть человечества, оставляя большинство в качестве никому не нужного балласта. Все это не приводит пока к общечеловеческой катастрофе, хотя многие её грозные признаки уже наяву.
Каким же образом человечество борется с нациями и денационализированными племенами, обладающими высоким коэффициентом собственного паразитизма? Ведь если мы ещё живы, то это значит, что недочеловеческий эгоизм до сих пор не смог проявить себя в общепланетном масштабе “во всей своей красе”. Очевидно, существуют выработанные веками механизмы, устраняющие возможность беспредельного племенного паразитизма. Появились они вместе с человеком и будут сопровождать его всегда.
Как подводная лодка разделена на отсеки, так и земная цивилизация разделена на государства. В данном примере полная централизация власти на планете эквивалентна отсутствию переборок в лодке. Интересно, что во время аварии в отсеке власть в нём переходит от командира лодки к самим хозяевам отсека. То есть, разделение планеты на государства способно сдерживать паразитизм в общепланетном масштабе. Хотя, конечно, это не относится к микрокняжествам и поселковым советам. С другой стороны, именно государственной машине народ отдает часть своей власти и доходов, поручая ей обеспечивать равные возможности для всех личных интересов, если они не противоречат интересам большинства. Поэтому против аппарата государственной власти деятельность эгоистических племен направляется в первую очередь. И хотя эти племена размножаются рядом с нами и быстрее нас, но блохи и клопы, изредка появляющиеся на нас, тоже растут рядом с нами, но от этого людьми не становятся.
В функции государственной власти входит защита своих народов от деятельности паразитических племён и чужих интересов из-за рубежей государства. У хорошей (с точки зрения народа) власти нет, однако, никаких причин оправдывать паразитизм одного или нескольких племенных сообществ внутри своего государства. Только то правительство, которое не позволяет паразитировать кому угодно на своих налогоплательщиках, может надеяться на стабильное развитие общества и длительный период общественного, да и своего, благополучия. Именно это имел в виду Конфуций, когда рекомендовал правителям ограничивать количество купцов в государстве.
Другим механизмом ограничения племенного паразитизма служат стихийные бунты и погромы. Возникают они при избыточном социальном расслоении общества по племенному признаку и неспособности или нежелании правительства защищать основную часть народа. Из-за этого именно и появляется временами оглушительный рёв об особых правах малых народов. Эти права возможны только за счет ущемления прав больших народов. Регулярно возникающие в истории человечества стихийные антипаразитические бунты и погромы никем не организуются. Это такой же природный процесс, как ураган, тайфун или землетрясение. Поэтому бессмысленно объявлять народы виновными в их естественной справедливой антипаразитической войне за собственное выживание. А если народы ещё и наказываются за такие бунты, значит, очищение нации произошло не полностью.
Существует ещё один механизм частичного сдерживания паразитизма, о котором следует сказать особо. Хотя требование минимизации затрат относится ко всем уровням жизни, природа однако делает чёткое различие между отдельной независимой частицей и объединением взаимосвязанных частиц. Объединение частиц более экономично, чем аналогичное количество независимых элементов. Наиболее яркие примеры действия такого закона в природе хорошо известны физикам, кристаллографам и другим учёным. Набор не взаимосвязанных между собой частиц это лишь пыль или грязь. Например, колхоз, в некоторых случаях, это не кристалл, а набор независимых элементов, сдерживаемых вместе внешними силами. Как только эти силы исчезают – колхоз рассыпается. То, что здесь называется внешними силами, не может взяться неизвестно откуда. Это отобрано у нас взобравшимся на наши плечи, но не нашим, правительством и направлено против нас, нарушая тем самым принцип минимизации затрат для всего общества, то есть, природный баланс.
Объединением или кристаллом частицы становятся, затрачивая часть своей энергии на взаимную связку, и всё равно такое состояние выгоднее, чем полная независимость. Собственно говоря, именно возможность снижения энергозатрат заставляет одиночные частицы объединяться в группу. Но происходит такое добровольно, без внешнего принуждения. Иначе какое же это снижение затрат?
Человечество тоже выработало естественным путем систему взаимоотношений, при которой каждый отдельный человек следует в своём поведении принципу минимизации затрат, но и общество в целом также следует этому принципу. Каждый человек в обществе, с одной стороны, получает от всех его членов. Но, с другой стороны, добровольно отдает часть результатов своего личного труда в общественное распоряжение, а при необходимости и саму жизнь для защиты своего государства.
Экономическая часть рассматриваемого механизма называется рынком, и он также существует вместе с человеком. Рынок может иметь самые разнообразные типы, по мере развития человечества. Монополизация рынка по племенному признаку, его ограничение и любые иные фокусы такого рода – все это паразитические выверты меньшинства и нарушение природных законов. В случае успеха этих вывертов весь человеческий кристалл уже не является таковым и исчезает из жизни.
Итак, если паразитизм вульгарный или даже рациональный, это смотря с чьей точки зрения рассматривать, есть проявление природных закономерностей, то очевидно, как и всё в природе, в том числе и человеческие взаимоотношения, его следует изучать. Но странное дело, человечество изучает и исследует всё, что нужно и не нужно, даже всякую чертовщину и мистику, но самую главную проблему – законы своего выживания, выраженные в первую очередь через отношения с паразитизмом, эту проблему человечество не исследует и не преподаёт. Отсюда легко сделать однозначный вывод: все правительства Земли паразитичны и скрывают это от своих народов. Зато некоторые малые племенные сообщества, известные в веках своими высоко паразитическими наклонностями, изучают методы паразитизма буквально с пелёнок. В свои племенные книги и устные мифы они добавляют всё новые и новые легенды о том, как обдурить ближнего не своего, как скрывать свои намерения и результаты деятельности, какими способами выдавать свои узкоплеменные интересы за так называемые общечеловеческие, и многое, многое другое. Надо честно признать, что никогда не представлявшие единой нации, но объединенные специфической идеологией, паразиты не только добились благодаря ей и своим книгам фантастических успехов в односторонней деятельности себе на пользу, а нам во вред, но и ухитрились убедить значительную часть человечества, что интересы узкого блатного круга – это интересы всех. Специально для упрощения своего грабежа иудеи с пятнадцатого века нашей эры полностью подмяли под себя национальные религии, чтобы под знаменами своего фальшивого христианства уничтожать и продавать в рабство целые континенты.
Если бы человечество терпело урон от экономического племенного паразитизма, сходный с уроном от постельных клопов, проблему не стоило бы рассматривать. Но любой истинно свободный историк прекрасно знает, что 99% человеческих потерь за всю человеческую историю произошли в результате действия племенного экономического паразитизма, причем не только в открытых войнах, но и как следствие различных форм геноцида в мирное время. Едва ли число уничтоженных в это самое мирное время тружеников меньше, чем число погибших в объявленных войнах.
Даже в таких, якобы далеких от реальной жизни, проблемах, как проблемы контакта с иными цивилизациями, народам Земли успешно вдалбливается идея, что мы единственные в природе. В первую очередь эта идея-фикс, как совершенно необходимый элемент рабства, созрела в мозгах завистливых и злых фарисеев, когенов, и левитов иудейства, создателей Ветхого завета, а потом перекочевала в дочерние религии для рабов, среди которых вполне успешно проявило себя и русское Православие. В последние столетия эту идею всё активнее проповедуют дисциплинированные паразитические псевдоученые на содержании иудейства.
В былинах, сказках, легендах и более поздних письменных источниках вполне определенно проходят свидетельства того, что русские и славяне жили не только в удивительном единстве с природой, но и в постоянных контактах с иными цивилизациями. Это было естественно, никого не удивляло и не пугало. Наша и иные цивилизации существовали рядом и не мешали друг другу. Каждый занимался своим делом, не лез в душу космического соседа и не пытался его учить. Дохристианские русичи не навязывались к пришельцам со своими понятиями о контактах. Тогда, тысячи лет назад, русичи были умнее многих современных ученых и прекрасно понимали, что при гигантском различии остаётся слишком мало причин для взаимных интересов.
Понятие антропоцентризма появилось в мире из иудейства, заменив постепенно естественный принцип множественности обитаемых миров. Любители, интересующиеся проблемой НЛО, хорошо знают, что официальные структуры власти и официальная наука любых государств выступают единым сомкнутым фронтом главными противниками признания множественности обитаемых миров. Мало кто задумывается над другим, не менее интересным фактом. Проблемы НЛО, контакта, снежного человека, полтергейста и тому подобные, некие странные и очень мощные силы постоянно пытаются свести к проявлению деятельности наших потомков из будущего или хотя бы каких-то туманных параллельных миров. То, что христианство и Православие во всех этих проявлениях видят сатану – наследственное качество иудейства. Но даже те, кто сами себя величают русскими язычниками, упорно отказываются от признания реальности других цивилизаций и вновь и вновь повторяют иудейские сказки для рабов о дьявольском наваждении. Трудно отказаться от чужой идеологии. Десятки поколений рабства это не шутка...
Почему же нельзя признать очевидное – появление на Земле иных цивилизаций? Как ни удивительно это звучит, но ответ и на такой вопрос прячется в идеологических джунглях паразитизма. Дело в том, что признание множественности обитаемых миров вступает в противоречие с идеологией рабства, изложенной в талмудическом иудаизме. Коротко некоторые основы этого учения, необходимые для дальнейшего: Бог Иегова или точнее Элохим создал людьми только евреев (так стали называть последователей иудаизма примерно с 16 века новой эры и практически только в России это слово означает принадлежность к несуществующей национальности). Остальные – животные в образе человека, чтобы лучше служить евреям. Всем хорошим, в том числе умом и талантом, Элохим наградил только евреев. И так далее, и в таком же духе. В то же время бог рабов машиях или Иешуа, не только послан на Землю фактически самим Элохимом, но и чётко сообщил иудеям: “Я пришел на Землю, чтобы спасти вас”. Очевидно, что появление инопланетян, неисчислимо более могущественных, чем мифический Элохим-Яхве-Иегова-Саваоф и его сын Иешуа-Христос, заставляет задуматься о наличии и других сил, реальных, а не сказочных. Но в этом случае идеология антигуманного иудейского рабства рассыпается в прах и ореол исключительности над еврейским шовинизмом рассеивается. Этого-то его лидеры и боятся. Значит, ради сохранения награбленного и сохранения своих особых и привычных преимуществ левиты и фарисеи (более конкретно – высшие жрецы иудаизма) вновь впишут в свои “исторические” книги упоминания о других евреях, созданных еврейским богом Элохимом – Яхве для управления иными мирами.
Но вернемся к погибшим в мирное время и в войнах. Человечеству всегда внедрялась в умы некая тонкая идея о том, что уничтоженные люди не представляют ценности для цивилизации или не помешают своим отсутствием развитию оставшихся. Это философия типа: “Бабы еще нарожают”. Есть, однако, отягчающие обстоятельства. Человек должен их знать. Люди (именно настоящие люди), исчезнувшие с лица земли ранее своей естественной смерти, и те люди, которые в результате этого не родились, могли обогатить человечество идеями, ускоряющими развитие. Кроме того, уходящие не вовремя уносят с собой воспитание и культуру, что никак не обогащает оставшихся. И самое главное: вера в то, что можно без вреда для оставшихся уничтожить неопределенное количество “ненужных людей” означает в пределе, что можно уничтожить и всех, медленно и по частям. Раз такой подход существует, а в паразитических книгах он представлен достаточно ясно, значит, последний этап может наступить, и наступит обязательно, если власть окончательно захватят паразиты. С точки зрения минимизации потерь – родившийся человек должен жить. Если он не нужен, то не должен и рождаться. Зачем уничтожать его на полпути?
Наконец мы подошли к главному вопросу. Обязательно ли в действительной жизни изучать паразитизм и методы борьбы с ним? Не проще ли оставить процесс текущим так, самотёком, естественным путём? Живём же мы сегодня без лишних забот, будем жить так и далее. И правда, тем, кто или что существует, проще не перегружать себя лишними заботами. Это нужно тем, кто живёт!
Племенной паразитизм всегда стремился сохранить и даже снизить уровень развития эксплуатируемых народов. Подход такой вытекает из желания зафиксировать достигнутого рубежа эксплуатации на постоянно привычном уровне и продлить достижения паразитизма навечно, что предполагает аналогию человечества с муравейником или пчелиным роем. Дело только в том, что целью муравьёв является размножение, а главной задачей и целью человека, а точнее – человечества является бесконечное самоусложнение и саморазвитие в борьбе с энтропией. История показывает, что те нации, которые не захотели этого понять, оказались уничтожены паразитическими силами.
Ответ на предыдущие вопросы может быть только один. Паразитизм следует не только изучать, но и самым научным методом и опережающими темпами создавать способы противодействия ему. Наука о противодействии паразитизму должна изучаться всеми, начиная с детских садов, продолжаясь всю жизнь. Человечеству следует также серьезно задуматься о необходимости уже сейчас введения в законодательном порядке уголовной ответственности за пропаганду паразитизма, прямую или косвенную, открытую или завуалированную. От каких бы племён, наций и идеологий, скрытых религиозным туманом, она ни исходила. Наука противодействия паразитизму ни в коем случае не должна застывать, превращаясь в догму. Это должна быть живая наука, следящая за вновь изобретаемыми методами клопов, и опережающая их. Эта наука должна, наконец, дать национальным правительствам единственно возможные рекомендации о запрете иудейства, всех его паразитических плодов. Уничтожения антигуманных иудейских книг, (а они все антигуманны). О закрытии навечно синагог и любых других, вновь придумываемых заведений сионо-масонского паразитического толка, как мест опасных паразитических сборищ. (Здесь следует заметить, что иудеи могут собираться для совещаний в своей синагоге, обсуждая там любые вопросы своего существования. А русские, например, для аналогичной цели собраться нигде не могут. С сентября 1993 года Ельцин указал, что собираться трём русским и более есть нарушением закона. С давних времён в православной церкви можно беседовать только с богом. За любые другие беседы вас немедленно выставят за дверь церкви.) И в том числе о введении национально-пропорционального представительства во всех областях человеческой деятельности. Причём, наличие антигуманного иудейского воспитания хотя бы в далёком поколении должно восприниматься как опасное обстоятельство для человечества. Лишь генетические следы иудаизма уже опасны. Таких существ необходимо рассматривать только лишь кандидатами в звание Человека. Они не менее чем в трёх поколениях должны доказывать свою принадлежность к классу человека, работая на тяжёлых и опасных работах. На основе антипаразитической науки общество должно также постоянно определять неудачные пробы природы. Такие существа должны быть поставлены в условия, при которых их влияние на истинно человеческую цивилизацию сводилось бы к нулю. Видимо придётся самым строжайшим образом запретить детям повторять профессию своих родителей. Народам также пора понять важнейшее условие своего существования: человечество должно прекратить практику переброски паразитов из одного государства в другое. Неудачные пробы природы необходимо изолировать от общества там, где они распознаны. В этом вопросе не должно быть влияния неуместного стеснения. Интересы человеческой цивилизации всегда важнее интересов паразитов...
Если государственная власть кормится нашими трудами, то она обязана обучать свой народ методам защиты от мошенничества во всех его проявлениях. Это не только не будет мешать природе, но даже наоборот, ускорит процесс развития человечества в гармонии с природой.
Не следует думать, что придет время, когда исчезнут паразиты. Неудачные пробы природы будут всегда сопровождать процесс развития нормальной цивилизации. Если в животном мире все неудачные пробы исчезают с лица планеты естественным путем, в результате отбора, то для человеческой цивилизации этот процесс может иногда иметь принципиально противоположное направление. Всё зависит от того, какие силы в обществе стоят у власти. В нормальной созидательной цивилизации опыт контроля над существами, имеющими человеческий облик, должен накапливаться. И наоборот, необходимо принимать все меры, чтобы паразиты не имели возможности передавать свою идеологию из поколения в поколение, накапливать свой опыт и обмениваться им.
 
Постоянство и привычки противоречат жизни, поэтому не может быть иммунитета от паразитизма, особенно наследственного иммунитета. Как человеческий организм есть единство различных живых клеток, так и общество – такое же единство различных достаточно узких специалистов. Как в человеческом организме есть специфические частицы, уничтожающие внедрившихся паразитов, так и в государствах такими элементами являются армия, секретная служба, милиция. Объединение в общественную структуру, в том числе в государство, только тогда для пользы, для развития, для жизни, если суммарные потери уменьшаются. Но если большая часть населения от такого “объединения” нищает, то это не собор-ность, а ликвидация границ с целью упрощения вторжения чуждых жизни, замаскированных паразитических сил. Борьба с пришельцами в живом организме сопровождается повышением температуры всего организма. При повышенной температуре паразиты, обладающие более примитивным устройством, погибают. Так в естественной природе организован один из предельных и самых эффективных, но и очень опасных для самого живого способ очищения организма от паразитов. Хотя предельное повышение температуры рискованно для живого, но природа идёт на это. Лучше потерять часть своих живых существ, чем потерять всю жизнь, если не противодействовать активности паразитизма. Нет ли здесь прямой аналогии с бунтами, когда народы нищают, правители куплены и координируют деятельность армии, секретной службы и милиции только для защиты паразитических интересов? Бунты смертельны для мертвяков в человеческом облике, они, поэтому всегда призывают к одностороннему бессмысленному гуманизму, некоему общечеловеческому всепрощенчеству, подразумевая свободу и всепрощенчество только для своих. Попытки искусственно снизить температуру, как организма, так и государства сильнодействующими лекарствами в первую очередь ликвидируют иммунный ответ. Такой организм будет несамостоятелен и в сильнейшей степени зависим от лекарств, которые, по сути, являются ядами и обязательно отравят организм в определенное время. Мы сегодня видим всё это в нашем государстве, временно управляемом потребителями, но не созидателями.
 
***
Самозамкнутая система может быть разрушена лишь в результате действия одного из двух факторов: внутреннего бунта или внешней агрессии, которая не обязательно окажется вооруженной. Можно воспользоваться искусственно вызванным недовольством народа и подсунуть ему рецепты разрушения государства под видом советов, как освободиться от тоталитаризма. Потом, когда паразитические силы смогут взять власть в обманутом, купленном и униженном государстве, система вновь приобретёт самозамкнутый характер (написано в 1992 году). Но теперь внешние силы станут поддерживать новых властителей. Таким образом, освободительный бунт в указанных условиях вынужденно затронет и интересы тех государств, которые пользуются результатами грабительской деятельности своих правительств на чужих территориях. Можно существовать и без бунта, нас к этому всячески призывают и не только нейтральными советами. Вот только вечно жить на лекарствах вместо нормальной жизни – значит прекратить развитие и исчезнуть.
 
Недаром паразиты изобрели для потребления ограбленной ими люмпенизированной массы несколько определённых идей, всемерно рекламируемых антинародными СМД.
1) Лишь бы не было войны. (А там пусть сдохнут все русские и славяне в мирное время.)
2) Ребята! Давайте жить дружно! (Пока “они” продолжат спокойное паразитирование за счёт нашего труда, пота и крови.)
История зафиксировала множество примеров антиеврейских погромов, бунтов, восстаний, войн и т.д. Еврейские историки утверждают, что это человеческая зависть и ничего более. Затем обыкновенно следуют некие привычные постулаты об особой гениальности евреев и иные подобные чисто шовинистические измышления. Попытаемся хоть немного оторваться от узко еврейской, шовинистической и насквозь фальшивой аргументации. Прежде всего, удивляет, что реакция окружающей среды на евреев возникает обязательно, но не сразу, а с какой-то задержкой. Значит, никаких заранее предсказываемых антиеврейских настроений в природе не существует. Отбросим примитивную фальшивку иудеев о распятии Христа, которую они регулярно подбрасывают народам для объяснения причины антииудейских настроений. Дело в том, что настроения эти появились задолго до так называемого рождества. Отметим также, что гениальные люди появляются иногда у всех народов, а не только в среде иудеев. И если бы не деятельность этих последних, то гениальных людей оказалось бы в несколько раз больше. Последний яркий пример с Тальковым и застрелившим его “лучшим другом из иуд” показателен.
В качестве первого приближения к объяснению задержки реакции внешней среды на деятельность евреев представим себе некую общность людей. Они передают из поколения в поколение идею о своем непротивлении злу, о пагубности богатства, независимо от источников его появления, о необходимости только тяжелого и грязного физического труда и т.д. Понадобится ли кому-нибудь уничтожать членов такой секты, хоть сразу, хоть постепенно? Вряд ли. Они никому не мешают, кроме, как сами себе. Они и вымрут вполне самостоятельно.
Наоборот, попытаемся представить себе иную секту, члены которой совершенно искренне убеждены и передают это убеждение из поколения в поколение, что они на Земле могут и должны заниматься только руководящей и приятной деятельностью, что им принадлежит всё в мире и т.п. Сначала появление такого существа среди людей нормальных никого не удивляет. Ведь никаких особых внешних отличий эти существа не несут. Но чуть позже народы начинают замечать, что сектанты (назовем так для ясности) всячески отказываются от черной и рискованной работы, а без нее невозможно построить ни одной цивилизации, и вообще от любой неприятной и серьёзной деятельности. Зато вместе с другими такими же сектантами они активно не допускают аборигенов к местам “тёплым”, денежным и властным. Вся эта деятельность мотивируется требованиями какой-то странной и тщательно скрываемой от окружения религии, исповедуемой сектантами. Наконец наступает состояние, при котором аборигенам остаётся только второстепенная, грязная, тяжёлая и рискованная работа, а сектантам всё остальное. Это положение дел характеризуется только одним словом – рабство. И хотя исходные постулаты секты поверхностно казались вполне гуманны (а мы знаем, что в реальной жизни это совершенно не так), результат воплощения этих постулатов в жизнь оказался полностью антигуманным по отношению к остальному человечеству. Очевидно, что народы постепенно начинают понимать истинную конечную цель рассматриваемых гипотетических сектантов и стараются активно сопротивляться их паразитической деятельности всеми возможными для своего выживания способами. Поэтому и возникает задержка. Просто народы учатся на своём опыте и реагируют так, чтобы сохранить накопленное своим трудом...
Человечество давно выработало определённую логику своего нормального развития. Каждое право влечёт за собой обязанность. Когда же, так или иначе, создаются условия существования, в результате которых одна часть населения концентрирует у себя все права и “никакой свободы”, оставляя другой части населения только обязанности с полной свободой их выбора, всё это отнюдь не будет приветствоваться большинством стремительно нищающего населения. Бунты против секты неизбежны.
Интересен один известный реальный факт. Паразиты во все времена боялись не правительств, деятельность которых всегда может быть предсказуема, а то и подконтрольна. Более всего паразиты боятся народных бунтов, потому что они не могут быть предусмотрены и предсказаны. Бунт – это, в конечном счете, то главное оружие, которое гарантирует свободу народам-труженикам вопреки всем и всяческим искусственным преградам. Ещё один фактор, вызывающий страх паразитов, это антипаразитический террор. Недаром всё больше внимания уделяется мировой закулисой борьбе с терроризмом. Внимательно знакомясь с информацией о терроризме, всё чаще можно встретить в иудейских средствах массовой дезинформации “проколы” о специфической направленности террористов против всемирно расплодившихся иудеев. Вероятно, это единственная причина, в связи с которой терроризм так возмущает господ.
 
Паразитизм может рядиться в разные одежды, но сегодня наиболее опасным для человечества и человеческой цивилизации является самый высокоорганизованный паразитизм, идеология и постулаты которого, вплоть до самых мелких деталей, содержатся в “святых” еврейских устных преданиях и книгах – Каббале, Торе и Талмуде. Следует очень чётко понимать, что в течение тысячелетия ни одна иная общность человекоподобных существ, кроме иудеев, не создала и не имеет в своем распоряжении письменного источника идеологии паразитизма, причем источника растущего, куда постоянно записываются всё новые советы и “способы”, как обдурить ближнего не своего.
Идея развития, то есть жизни и идея паразитизма, то есть смерти – принципиально различны. В одном случае индивидуальное и свободное творчество, только по необходимости объединенное в человеческую общность. Творчество самое сложное, тяжёлое и рискованное. В другом – маниакальная нечеловеческая идея обладания всем. Идея, отрицающая какое-либо созидающее творчество и развитие, но идущая на любые ограничения собственной индивидуальности, вплоть до объединения в более чем звериную стаю, ради скорейшего и всеобъемлющего достижения этой единственной цели. Отсюда и тот поток упрощенчества и примитивизации, который всегда распространяет вокруг себя иудейство и любой другой паразитизм. Ведь для всех этих существ внешний лоск, чисто животные наслаждения и вечный кайф – единственная цель жизни.
По сути, человечество никогда не завидовало иудеям. Это лишь иудейская сказка для маскировки своих целей и задач. Человечество старается до поры до времени не обращать внимания на паразитов, справедливо полагая, что есть задачи важнее. Но наступает такое время, когда клопов становится слишком много и они останавливают развитие цивилизации, заменяя его бессмысленным пожиранием природы. Далее резня неизбежна. Ведь когда мы бьём на своем теле клопов – это больно и течёт наша кровь, другой у кровососов и нет. Вот, вероятно, откуда пошло выражение “иудеи пьют нашу кровь”. К сожалению, есть много доказательств того, что этот процесс происходит и чисто практически, в прямом смысле...
 
Услужливая память подсказывает известную рекомендацию: “Не давайте обезьяне автомат”. А ведь это не полная формула техники общечеловеческой безопасности. Примерно в 1990 году мировую прессу обошло сообщение о забавном эпизоде из жизни обезьян в городе Дели. Там, в Индии, обезьяны принадлежат к святым животным, которых нельзя обижать. Поэтому эти “святые” настолько привыкли к самоуправству, что стали буквально терроризировать торговцев фруктами и съедать их вкусный товар. Наконец, торговцы не выдержали и стали колотить “святых” палками. Вот тогда и произошло то, ради чего такое длинное предисловие. Стаи обезьян перебазировались в иные людные места Дели и стали различными смешными ужимками веселить проходящую публику. Люди останавливались, смотрели, смеялись и кидали “артистам” мелкую монету. Набрав горсть монет, обезьяны возвращались на любимый рынок и самым натуральным образом покупали вкусные плоды. Торговцы, понятно, ничего против такого подхода не имели. Обратите внимание – обезьяны не догадались работать на плантациях кокосовых орехов, где бы их кормили не менее вкусно. Но, поверхностно связав в своем воображении процесс передачи покупателем денег и получением им товара, обезьяны сделали и следующий шаг – научились деньги зарабатывать, самым примитивным и естественным для себя способом.
Что доказывает этот жизненный эпизод? Торговля и “заработок”, не создающим материальных ценностей образом, это самое простое, что доступно даже обезьянам. Вообще говоря, обезьяну можно научить пользоваться многими игрушками человеческих детёнышей, в том числе самыми совершенными моделями аудио, видео и авто-мото техники. Короче – блага цивилизации, предназначенные для удовольствий, освоят и приматы. А “освоив”, станут воевать за свои “права” любыми способами, без каких бы-то ни было ограничений морали. Единственно, что недоступно стае обезьян – это создание нового. Аналогия с человеческим обществом напрашивается сама собой.
Человек создаёт, а паразиты потребляют и не видят в этом ничего для себя плохого. Они в принципе не способны к человеческой деятельности и к человеческим интересам в силу ограниченных возможностей своего мозга. Однако это мозг уже далеко не обезьяны и для паразитических целей создаст сложнейшие построения. Хотя человек разумный такого рода паразитические способности никогда не назовет умом. Для этого человечество изобрело другие определения. А по-русски оно звучит так: хитрость.
Вернёмся теперь к формуле общечеловеческой безопасности. Обезьяне нельзя давать в руки не только автомат, но и деньги и вообще любую власть. Человекоподобное существо с признаками атавизма не должно допускаться до обладания властью. Это опасно для человеческой цивилизации.
Со своей точки зрения паразиты вполне логично предлагают и настоящим людям встать на их место и “жить богато”. Но, как известно, жить богато можно только в сравнении с теми, кто с вашей помощью стал жить бедно. Можно сделать и следующий шаг, представив себе общество, где все друг друга обманывают. Именно о такой свободе мечтают паразиты и всемерно её пропагандируют. Даже логика соблюдается. А как же? Реальная конкуренция ведь возможна при равных правах. Вот и пусть себе обманывают. Но, во-первых, обманывать лучше будут лишь те, кто имеет больше накопленного исторического опыта обмана. В подавляющем большинстве случаев это будут иудеи, помогающие и обучающие особенностям своего “искусства” только иудеев. Во вторых, когда занимаются обманом, тогда ничего и не создают. Если когда-нибудь все станут обманщиками, то есть – жуликами, тогда некому станет пахать и сеять и убирать дерьмо...
Паразиты обыкновенно представляют мир поделённым на две далеко не равноценные части: своя ценная паразитическая волчья стая и всё остальное – стадо. Необходимо заметить, однако, что существует и третья категория людей. Она малочисленна, но именно к этой категории в наибольшей степени относится определение – человек разумный. На неё же направлено и известное талмудическое заклинание: “Лучшего гоя – убей”. Разделение человечества естественно и не должно никого смущать. Ведь действительно труженики не обязаны профессионально все заниматься политикой и другими тонкими материями. Защита тружеников от паразитизма это, прежде всего функция, порученная тружениками государственной машине. Она же обыкновенно в меньшей или большей степени больна и не полностью выполняет свои обязательства по отношению к труженикам. Поэтому паразиты, всегда крепко связанные в стаю, легко обдуривают индивидуалистичных тружеников-созидателей. Отсюда и пошло деление на стадо и стаю. К счастью, человек разумный всегда мешает стае загнать всех в стадо. Но эта операция чрезвычайно сложна. Трудно в одиночестве выступать против стаи, когда за спиной не чувствуешь поддержки народа. Становится понятным, почему бунты возникают только в критические моменты истории. Голодом и холодом массы очень быстро политизируются и выдвигают лидера, за которым идут стеной. Главной же задачей паразитов является: взять у тружеников максимум имеющегося, но так, чтобы исключить возможность бунтов. Да, действительно, можно стать лавочником, жуликом, бизнесменом и т.п. То есть приобщиться к клану чистых потребителей. А в результате стать богатым... Почему же люди не бегут в стаю, чтобы жить в богатстве?
Хотя каждый отдельный человек (подчеркиваю – Человек) интуитивно и из жизненного опыта хорошо понимает смысл жизни, но не всегда сможет его объяснить, стоит всё-таки добавить некоторые замечания для уяснения проблемы. Паразиты, как им кажется, видят смысл своей жизни в обладании и власти для обладания. На самом деле единственной функцией паразитов является размножение. Размножение себе подобных, и без ограничений. Это утверждение вовсе не противоречит положению в многодетных семьях ограбленных тружеников. Для них много детей лишь традиционный способ увеличения степени выживаемости рода. Как только такие семьи становятся более цивилизованными (если им удаётся вырваться из-под ига паразитов), количество рождающихся детей в семьях резко уменьшается.
Целью жизни человека является вовсе не размножение. Эта естественная функция всего живого, одна из множества других, не менее естественных и не менее необходимых, никак не может быть поставлена на какое-то особое, исключительное место. Для человека целью жизни является самосовершенствование и усложнение. Необходимо также помнить, что к отдельному человеку вопрос о цели жизни предъявлять бессмысленно. На самом деле необходимо ставить вопрос о развитии человеческой цивилизации. Человек тоже хочет жить хорошо. И это очевидно до банальности. Но Человек свое богатство создает только своим трудом и никогда не будет строить собственное благополучие на основе разорения других людей и уничтожения природы, ибо это неизбежно приведёт к уничтожению человеческой цивилизации, лишь временно создав ускорение прогресса за счёт усиления эксплуатации тружеников. Но именно указанную операцию проделывают паразиты. Они говорят нам, что и мы можем жить также хорошо, как и они. И это действительно так. У нас ведь демократия и свобода грабежа... Ответом на это предложение паразитов служат два очевидных утверждения:
А) Не могут все одновременно быть паразитами. Кто тогда станет их содержать?
Б) Человек может научиться “есть человеческое мясо и пить человеческую кровь”. Но тогда он превратится в волка со всеми вытекающими отсюда последствиями для цивилизации. Человек не может быть волком. Либо то, либо другое.
Я Человек! И не желаю находиться ни в стае, ни в стаде. Я Человек! И потому приложу все усилия, чтобы человечество не уменьшалось за счет своего перетекания в стаю волков и в стадо баранов. Вот примерная логика нормального человека. Следует помнить, кстати, что быть человеком разумным это самая сложная задача, которую ставит перед нами природа.
 
Имеют ли паразиты право на существование? На существование – имеют. Без всяких сомнений! Тем более что понятие жизнь относится только к Человеку... Точно также человек разумный имеет право и обязанность уничтожать паразитов, если они мешают развитию цивилизации. Ведь человечество не видит никакого преступления в уничтожении крыс, отстреле излишних волков. В этом процессе, который есть не кампания, а вечность, не может быть никаких ограничений. Потому что настоящая гуманность, а не выдуманное бесхвостыми христианство для ублажения паразитов, предполагает гуманное отношение, прежде всего к настоящему человеку и к тем объектам природы, которые и сами по себе добры к человеку. Существа же, которые не относятся гуманно к человеку, совершенно независимо от облика этих существ, не должны ожидать от человека никакой доброты. Это будет вовсе не доброта, а самоубийство цивилизации. Или интересы паразитов и смерть человечества, или интересы человека и жизнь цивилизации. Третьего не дано...
Совершенно естественно влияние случайных факторов на человеческую наследственность. В результате этого влияния происходит рождение не только основной массы нормальных людей, но также гениев и других, которых наиболее точно можно называть случайными неудачными пробами природы. В условиях не искаженной человеком природы примерно 10% родившихся принадлежат к различным формам неудачных проб природы. К слову, гений это тоже неудачная проба природы. Из всех гениев – удачных и полезных для человечества получается вообще всего лишь 1% от их общей численности. Но и 90% человечества тоже не однообразно. Каждый человек при рождении в разных соотношениях получает свой уникальный набор полезных и вредных для развития цивилизации качеств.
Можно заметить, что соотношение один к десяти встречается в определённых текстах. И действительно. Человеческий паразит не заметен, если на него одного работает много тружеников. Те, кто родился с внешностью человека, хотя таковым, по сути, не является, а есть продукт совершенно необходимых, но неудачных игр природных сил, не обладают главным качеством истинного человека – генетической способностью и непреодолимым желанием к созидательной деятельности. Настоящий человек самое максимальное удовлетворение получает от результатов своего целенаправленного человеческого труда.
Абсолютно чётко осознаваемая недочеловеками собственная природная ущербность находит свой психологический выход в гипертрофированном самомнении и самолюбовании, в самой поверхностной оценке всей человеческой цивилизации. Естественно, что и непосредственная жизненная цель такого рода существ не может быть человеческой. Вечная жизнь с вечным “кайфом” – вот к чему стремятся иудеи и что рекламирует христианство.
И правда, может ли считаться человеческим навязчивая мания любой ценой, “не прикладая рук”, то есть без труда, получать неограниченное количество чисто физиологических и даже скотских наслаждений? “Мы не можем заниматься плодотворно человеческой деятельностью, но хотим быть, как люди и даже более, понимая в глубине души ценность истинного человека и свою собственную ущербность. И пусть настоящие люди нам завидуют, ибо у нас всё как у людей и более чем у людей. А раз так, то это мы настоящее человечество. Народы-труженики нам подчиняются, значит, они хуже нас...”. Так или примерно так рассуждают те, кто или что в силу случайных игр природы не получился человеком, но прекрасно вписался в принципиально иной класс существ. Эти существа – паразиты.
Желание делать все “как у людей”, самым натуральным образом подводит паразитов к повторению и окарикатуриванию любой формы человеческой деятельности. А желание, не подкрепленное реальными возможностями, обязательно приводит к упрощению, примитивизации и оскотиниванию всего, к чему обращаются в своей деятельности паразиты. В каждом из обычных людей содержатся в той или иной малой степени гены атавизма и природных ошибок. В конечном-то счете, именно к носителям этих генов обращаются паразиты, вербуя своих защитников и последователей.

Ант Росс
Екатеринбург

Похожие статьи:

Знания«План Барбаросса». Тайны Гитлера и фашистской Германии о славянах.

ЗнанияСамоуправление на Руси

Политика и обществоЗапах Жаренного Петуха

Культура и религияРусские пословицы и поговорки

ЗнанияКак князь Святослав Хазарию разбил


 

Рейтинг: 0 Голосов: 0

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!