Пауль Лагард, евреи и будущее России

Пауль Лагард, евреи и будущее России
"Евреи наше несчастье"
Генрих фон Трейчке

Работы известного немецкого теолога прошлого столетия Пауля Лагарда (1827-1891) оказали немалое влияние на идеологию ХХ века, и в определенном смысле не утратили своей актуальности и в наши дни, особенно в положении создавшемся ныне в России. Его концепции, несомненно, во многом могли бы послужить теоретическим фундаментом для попыток объяснения и осмысления распада Советского Союза. Свою философскую деятельность Лагард начал с радикальной критики религии, как и Людвиг Фейербах за несколько лет до него. Он отмечал, что религия превратилась в силу, подрывающую основы национальной жизни. К критике им религии вернемся несколько позже, теперь же скажем вкратце о политических взглядах этого видного мыслителя.

Их можно изложить следующим образом:

  1. Христианская религия зашла в тупик и необходимо создание национальной германской религии.
  2. Государство также находится в состоянии упадка, и национальное возрождение возможно только на фундаменте нового немецкого государства, основанного на новой немецкой религии.
  3. Наиболее примечательное: государство, как и отдельный человек, может подвергнуться болезни, которая, в конечном счете, ведет к смерти. Эта болезнь называется verjudung (иудаизация).

Симптомы подобного заболевания обрисовал еще молодой Маркс в своей ранней работе "К еврейскому вопросу" (1843г.), в которой он писал: "мы видим в иудаизме присутствие универсального и современного антисоциального элемента, чья историческая эволюция ... достигла своего пика в настоящее время ...
Еврейство эмансипировало себя типично еврейским способом, захватив финансовое могущество и через него власть в мире, и практический еврейский дух стал практическим духом христианских народов. Евреи эмансипировали себя настолько, насколько христиане стали евреями".

Любопытно, что независимо от своего современника Маркса Лагард пришел к такому же выводу: полным ходом идет процесс иудаизации христианских народов. Для него Евреи в немецком государстве - тот самый "малый народ", о котором не столь давно писал Игорь Шафаревич в своей работе "Русофобия".


Подобно бацилле "малый народ" проникает в организм нации, образуя очаг заражения. приводящий к заболеванию всего национального организма. "По самой своей сути Евреи - ужасное несчастье для каждого европейского народа. Они носители разложения и загрязнения национальных культур. Они эксплуатируют человеческие и материальные ресурсы народов, которые их приняли и среди которых они живут".


Однако немцы должны винить самих себя в еврейском засилье. "Немцы слишком мягки для того, чтобы противопоставить себя евреям, закаленным талмудической дисциплиной ... Поскольку я знаю немцев, мне не хотелось бы, чтобы евреям было дозволено жить среди них ... Каждый еврей в нашей среде является свидетельством ослабления национальной жизни и обесценивания того. что называется христианской религией".


Справедливости ради следует сказать, что о деструктивной роли еврейства писали практически все крупнейшие мыслители Германии, а также и многие ведущие философы Франции. Приведем лишь несколько примеров, наглядно демонстрирующим ход их мысли по "еврейскому вопросу".
Великий французский философ - просветитель Вольтер считал евреев "бродячей ордой арабов, называющихся евреями, еще одним варварским народом, что демонстрируется посредством самой библии". Он утверждал, что Евреи никоим образом не являются "избранными", а как раз наоборот: "они всегда ниже людей окружающих их". Вольтер их считал просто ворами. Их Библия и вся цивилизация, по его мнению, была в основном заимствована у других. Подобно тому как они продавали поддержанную одежду, выдавая ее за новую. И в точности так же их язык Иидиш являлся вульгарным жаргоном, состоящим из немецких и других элементах. А в отдаленном прошлом их древнееврейский язык был жаргоном финикийского и арабского языков. Вольтер отвергал их утверждение о себе как об избранном народе, считая его проявлением отвратительного высокомерия, пробуждающего в них неудержимое стремление завладеть всем миром. Отсюда их ненависть к иностранцам, отмечаемая Вольтером, как и многими до него, начиная с Тацита. "В глубине души Евреи рассматривают землю других народов как свою собственную, а их этика ограничена их отношениями друг с другом. Что касается иностранцев, то по отношению к ним можно не соблюдать никаких этических норм". "Я не буду нисколько удивлен если в один прекрасный день эти люди станут подлинным бедствием для всего человечества".


Пиер Прудон считал евреев "воплощением самого Сатаны- представителями зла во вселенной".
"Еврей по своему темпераменту и характеру непродуктивен. Он не может заниматься ни сельским хозяйством, ни работать в промышленности. Не может быть даже настоящим торговцем. Он посредник, всегда мощенничающий и паразитирующий, действующий в бизнесе как и в философии: подделывая и подтасовывая. Он только знает, как играть на возвышение и падение рынка, как спекулировать на бирже и манипулировать спрос и предложение. Его экономическая практика всегда отрицательна, он элемент зла. Сатана, Ариман, воплощенный в расе Сима". А до Прудона к подобным же взглядам пришел и Фурье, который подчеркивал, что "Евреи из-за своей привязанности к торговли являются шпионами всех наций, и, в случае нужды, они будут и осведомителями и палачами ... Евреи наиболее презренная нация из всех живущих на земле".
Иудаизм дал человеку заветы, но Евреи повинуются им только из за страха перед Богом, а не из за их нравственной правоты. Следовательно, декларировал Кант, "их высокомерная претензия быть избранным народом, делает их врагами всех других народов". В действительности их поведение прямо противоположно поведению руководствующимся категорическими императивами этики. "Палестинцы живут среди нас ... Они распространяют свой ростовщический дух ... Не без основания они получили репутацию обманщиков. Кажется довольно странно, думать о нации, состоящей лишь из одних обманщиков. Но не менее странно, что эта нация не состоит только из торгашей, которые объединены главным образом древним суеверием, признаваемым правительством под котором они живут. Они не стремятся к никакой гражданской добродетели, но лишь хотят компенсировать ее отсуствие, обманывая с выгодой для себя тех самых людей, которые дают им покровительство ... По-видимому иначе и не может быть, ибо нация полностью состоит из торгашей, не являющимися продуктивными членами общества".


Аморальное и злонамеренное поведение евреев в коммерции и торговле демонстрирует, "что они не вдохновляются и не стремятся к гражданской добродетели и дух ростовщичества владеющий ими делает их нацией мошенников, наживающихся на обмане и эксплуатации народов которые их приютили".
Фихте и Гегель подчеркивали. что Евреи - квинтэссенция морального банкротства. Антисоциальное поведение евреев является симптомом и следствием прирожденной моральной недостаточности. Гегель писал: "Движимые материализмом и жадностью они способны лишь к животному существованию, которое может быть обеспечено за счет других народов. Еврейское сознание делает их нацией торгашей и ростовщиков, внутренне неспособных к высшим духовным и этическим проявлениям". Иудаизм - продукт ранней и примитивной морали и истории, а Евреи - тормоз на пути всемирной истории и реализации идеи свободы в обществе. "Нет и не может быть Абсолютного Духа в застенках еврейской души".


Еще жестче характеризировал еврейство Фихте: "Еврейских дух - деструктивен и неизменяем. Единственный способ ассимиляции евреев - это отрубить им головы и поставить на их место другие, в которых не должно быть ни одной еврейской идеи". Если это не произойдет; подчеркивал Фихте, "они превратят Пруссию в еврейское государство". Даже крещеные, Евреи не могут стать германцами, писал он. Они не могут изменить своей сущности и всегда остаются космополитами, бездушными торгашами, эксплуататорами, не способными участвовать в нравственной структуре общества. "Могущественное государство проходит через все границы европейских государств, враждебное и находящееся в постоянном конфликте со всеми другими ... имя этому государству - международное еврейство. Евреи не могут быть лояльными никакой другой стране. Я не вижу никакой другой возможности защитить себя против них, как только завоевать для них "обетованную землю" и отправить их всех туда".


Подобных же взглядов придерживался Людвиг Фейeрбах: "Еврейский эгоизм неизмеримо глубок и властен. Еврейство получило по милости Иеговы завет грабить". Немецкий же историк Генрих фон Трейчке утверждал: "Все Евреи руководствуются торгашеским инстинктом, перешедшим у них в неистовую страсть, соединенную со смертельной ненавистью к христианству. Поэтому они несут ответственность за национальное разложение и распад наций"
Подобных взглядов придерживался и Евгений Дюринг который писал, что "в религиозной жизни народов иудаизм должен рассматриваться как враг немецкого жизнестроения, правды и разума, и поэтому необходимо германское христианство, очищенное от всех еврейских элементах".
О роле евреев как силы разлагающей жизнестроение других народов признавался даже видный французкий сионист Бернар Лазар который подчеркивал, что: "Еврей не удовлетворяeтся процессом дехристианизации. Он иудаизирует, он разрушает католическую и протестанскую веры, он провоцирует безразличие. Более того, он навязывает свою идею всему миру, пытается внушить ему свою мораль и собственные понятия о жизни тем чью веру он разрушает. Он работает над своей многовековой задачей: уничтожение религии Христа".


Мировое еврейство фермент растления и распада народов. В этом отношении они, как феномен в истории, воплощают принцип негативного. Антиэтика - мораль евреев, писал Лагард. Необходимо однако подчеркнуть, что несмотря на такие вроде бы юдофобские взгляды, он был решительным противником расизма: "Германизм - дело не крови, а духа". Загрязнение же духа, по его мнению, может происходить и у самых чистокровных немцев, и в этом - то и заключается главная опасность процесса иудаизации. Как и Маркс, Лагард рассматривал капитализм в качестве объективизации еврейского духа. Капитализм, считали они оба, - экономическая форма иудаизма, а либерализм - тоже воплощение иудаизма, но только в идеологической сфере.


В основе критики капитализма, представляющего, по мнению Лагарда, "мировое зло", лежало неприятие им "роли денежного мешка как единственной ценности в мире" и возвышение "торгашей над героями". Капитализм, говорил Лагард, "абсолютное зло" и все его паразитические носители должны быть безжалостно уничтожены и сметены с лица земли. Здесь представляется уместным напомнить вновь об его антирасистских высказываниях. "Дух сильнее расы, и он может и должен покорить расу". Среди друзей немецкого мыслителя было несколько еврейских студентов, которые сумели очистить себя от "смрада еврейщины". Лагард предупреждал о злокозненной и успешной конспирации мирового еврейства, направленной против христиан и, в особенности, против немцев. "Всемирный Альянс израэлитов - не что иное как международный заговор наподобие масонского, стремящийся установить еврейское мировое господство. В семитской среде "Альянс израэлитов" является эквивалентом иезуитскому ордену среди католиков".


Евреи в Германии того времени прибрали к своим рукам прессу и средства массовой информации. "Через палестннизацию университетов, правового механизма, медицины и театральной жизни они полностью контролируют всю общественную мысль". Евреи и капитализм, неоднократно подчеркивал Лагард, синонимы. Для оздоровления национальной жизни, по его мнению, государство должно национализировать всю кредитную, банковскую и финансовую систему, забрав тем самым у евреев средства подрыва национальной жизни и узурпации власти в государстве. С ростовщиками как и со вшами, говорил он, невозможно никакое соглашательство. "С бациллами нельзя вступать в переговоры, ибо они не поддаются перевоспитанию. Их нужно уничтожать на корню. И как можно скорее".


Вильгельм Марр, подобным же образом отождествляя капитализм с иудаизмом, подчеркивал, что антисимитизм является социалистическим движением. "Нельзя быть социалистом и не быть антисемитом". Лагард был убежденным критиком еврейской идеологии отождествления своего владычества с модернизмом. То, что "Евреи проповедуют как модернизм - не модернизм, а декаданс нации и государства". В связи с тем, что либерализм - иудаизм в философии и идеологии, либералы, независимо от их национальной и религиозной принадлежности, являются "приспешниками мирового еврейства". "Евреи и либералы - агенты субверсии, находящиеся в заговоре против истинного германизма".


Согласно Лагарду, "либерализм - серый интернационал. Либеральные идеи, заимствованные из чужой среды, по своей сути антинациональны ... Либерализм бездомен и беспочвен, и потому представляет собой угрозу для каждой нации. Претендуя на универсальность, он отрицает национальное своеобразие, и тем самым, аутентичные формы национальной жизни". По сделанному им выводу, либерализм - смертельная угроза новой аутентичной духовной жизни Германии. Лагард считал:"Евреи-нация, а не религиозная община. Во всяком случае в отношении них можно сказать, что община - вторична, нация - первична ... Вот поэтому-то мы в Германии не можем терпеть нацию внутри нации". Он полагал, что Евреи - беспощадная и во многих отношениях непобедимая нация, религия которой не имеет ничего общего с Ветхим Заветом, но заключается в фанатической вере в избранность собственной нации. Иными словами, Евреи обладают той сплоченностью, которой, считал Лагард, не было у немцев, и именно это качество позволило им, по крайней мере в Европе, стать господами неевреев.


Установки Лагарда полностью разделял Юлиус Лангбен, который начинает свою известную книгу "Рембрант как воспитатель" следующими словами: "Постепенно становится открытым секретом, что духовная жизнь германского народа находится в состоянии медленного, а многие бы сказали - угрожаеще быстрого разложения". В том же духе высказывался и Вильгельм Марр: "Мы, немцы, совершили в 1848 году самоотречение в пользу евреев ... Жизнь и будущее принадлежит иудаизму. Смерть и прошлое - удел неметчины". Это звучит актуально и в наши дни, только замените 1848 год на 1991 год, и посмотрите на происходящее в России.


Германская религия


Задумав возрождение национальной жизни, Лагард решительно проповедовал необходимость создания новой национальной религии, которая бы возникла из некоррумпированного источника германского духа, еще сохранившегося в немецком народе. Вот эта новая религия и должна создать узы органического единства и сплоченности. "Я хочу воссоединить и освободить мой народ". К немецкой же теологии того периода он относился резко отрицательно, называя ее "люмпен-теологией". За четверть века до Ницше, провозгласившего "смерть Бога", Лагард писал о духовном банкротстве христианства, от которого осталась только внешняя оболочка. "Спасение для Германии - новая национальная религия будущего". Существующая христианская религия, утверждал Лагард, обречена на смерть из-за еврейских элементов, которые она абсорбировала. Его критика религии носит довольно сложный теоретический характер, поэтому ограничимся лишь ее кратким изложением. Для Лагарда изначальная проблема заключается в том, что Евангелие, отразившее религиозный гений законов жизни духа, было превращено в христианство: "новую субстанцию, включающую в себя еврейские, греческие и римские элементы".
В середине прошлого века Евангелие и христианство стали уже несовместимыми вещами, ибо "Евангелие в течении долгого времени находилось в плену у церкви, которая извратила его". Образ Христа в христианстве подвергся искажению. Прославление его смерти, а не жизни, его агонии, а не его жизнеутверждающей вести - "монументальное еврейское извращение", превратившееся в ядро католицизма. Католическая месса - прославление его смерти. В этом Лагард видел типично еврейскую склонность к празднованию уникального исторического события, а не вечного духа его создавшего. В роли главного злодея. по теории Лагарда, выступает еврей Саул, известный всем как апостол Павел. Но, подчеркивает он, несмотря на свое обращение, апостол Павел остался по духу евреем, воплощающим фарисея с головы до ног. Именно он извратил Евангелие, смешав с ним еврейскую веру и обычаи.


Немецкий теолог от всей души ненавидел этого Саула. "Если люди предпочитают Павла, они должны признать следующее: Павел, а не Иисус, наш Спаситель. Поэтому - то подлинно верующим надлежит избавить христианство от еврейского наследия". Тут можно припомнить, что подобным же образом относился и Фихте к Павлу, подчеркивая, что Павел заменил послание Христа еврейскими предрассудками. Разъединение христианства и иудаизма стало бы возвратом к исторической правде и к действительным намерениям самого Иисуса. Он не был мессией Ветхого завета, а как раз наоборот: он был бунтарем против фарисейского иудаизма.


Когда Иисус сказал: "Я, Сын человеческий", он хотел тем самым заявить, отмечает Лагард, "Я - не еврей". Изначальный акт бунтарства Иисуса должен осуществиться теперь, и еврейское наследие следует решительно и безжалостно отбросить. В этом контексте надо считать, что обращение Саула в Павла свершилось исключительно внешне. В реальности, содеянное апостолом Павлом можно рассматривать как самое настоящее извращение учения Христа и превращение этого учения в одну из разновидностей иудаизма. Предвосхищая критику протестантизма, и в особенности кальвинизма Вернером Зомбартом, считавшим кальвинизм "победой иудаизма над христианством" и первичным мотором ненавистному ему капитализма. Лагард полагал, что Павел, а вовсе не и Иисус - подлинный основатель протестантизма, наподобие тому, как Петр положил начало католицизму.


Он обращает острие своей критики главным образом против протестантизма, в результате распространения которого после Тридцатилетней войны Германия перестала существовать и образовалась вновь лишь при Бисмарке. "Санкционируя противоборство мелких князьков, помешанных на собственном величии, протестантизм отдал страну на откуп варварству и разрушению. Распад Германии - дело рук протестантизма. Он был и продолжает быть основной причиной разъединения ... Протестантская церковь - не немецкая. а на деле - антинемецкая, и насколько возрастала ее сила и влияние, настолько же ослабевало немецкое государство и национальное единство".


Не менее беспощадно критиковал Лагард и католицизм, являвшийся для него музеем мертвых форм, препятствующим национальному обновлению. "Католицизм враждебен принципам национализма и поэтому его появление в национальном государстве делает его природным врагом государства и нации".


Католицизм может быть искоренен только при возникновении новой национальной религии. В связи с вышеизложенными причинами, говорит Лагард, цель Kulturkampf - Борьбы за Культуру - борьба как с иудаизмом, так и с католицизмом и протестантизмом, за подлинно германско-христианскую веру. Господство универсальных вер закончилось. Протестантизм провалился самым печальным образом, и новая героическая вера должна быть очищенной верой христианства, базирующейся на немецком национальном характере.


Новая германско-христианская вера должна быть очищена от всех еврейских элементов и протестантских догматов, утративших свою ценность и смысл. Сущность новой религии - интеграция старого учения Евангелия с национальной сутью немцев. Эта религия должна стать выразителем и катализатором национального этноса и исторической судьбы германского народа.


Она должна стать новой германской историей в свершении. До сих пор, пишет Лагард, мы никогда не имели германской истории, если, конечно, не считать таковой постоянную и прогрессирующую деградацию немецкого национального характера. Новая религия должна остановить эту деградацию и положить ей конец, и вместе с тем она должна возродить и сохранить исторически сложившиеся немецкие ценности. Она должна провозгласить культурную уникальность Германии и ее имперское предназначение, являющееся исторической судьбой. Если подобная религия не возникнет, то Германия прекратит свое историческое существование. В своей теории возрождения Германии Лагард опирался на христианскую доктрину Воскрешения. Он соединил христианские элементы с секулярной теологией политического самоутверждения нации. Им владело стремление соединить христианское небо с германской землей в таинстве национального возрождения. Религия, в его понимании, была не только догмой, но и политикой.


Новая нация


Видение новой нации Лагардом можно выразить следующим образом: "новое политическое сообщество верующих, исповедующих германскую религию". Его концепция нации неотделима от идеи германской религии. Народ может стать нацией только тогда, если народ как объединенный и сплоченный коллектив воспринимает свое историческое предназначение как исполнение Божественной миссии. Отождествление народа и религии - великая сила. Когда нация представляет собой единую сосредоточенную волю, тогда все внутренние противоречия и конфликты сняты, и самая высшая свобода отдельного человека является его идентификация с нацией.


Лагард использует понятие нации, а не государства. В присущих ему категориях различие между нацией и государством можно выразить в терминах выдающегося немецкого социолога Фердинанда Тенниса : различие между христианской общностью (Gemeinschaft) и капиталистическим обществом, функционирующим наподобие акционерного общества (Gesellschaft).


Общность сравнима с русским понятием соборности, а Gesellschaft с акционерным обществом. Общность сплочена, представляет собой органическое целое, и индивид подчиняется этому целому, а акционерное общество ставит во главу угла индивида, т.е. буржуа, который, как Маркс указывал в своей книге "Немецкая идеология", считает себя индивидом вообще, эгоистические интересы которого превалируют над интересами целого.


Иными словами, формула возрождения Германии, ее исторического прорыва, заключается в следующих постулатах: один народ, одна нация, одна религия. Лагард предвидел создание мифической германской Отчизны и политических институтов, которые воплотят и сохранят национальный характер немцев. Уместно вспомнить слова поэта Гуго фон Гофмансталя, писавшего, что немцы стремятся "не к абстрактной свободе, а к конкретной соборной общности, и это стремление - не что иное как консервативная революция, исполинский размах которой превзойдет все, что европейская история до сих пор создала. Цели ее-создание формы - новой немецкой реальности, в которой будут участвовать все немцы".


Идеи Лагарда и Россия


Наблюдая за происходящим в России в течении ряда последних лет, нельзя не задуматься о том, что идеи Лагарда могут быть актуальны в сегодняшнем хаосе. Русская болезнь наших дней - болезнь Германии прошлого века, которую изучал немецкий теолог. Она называется Verjudung (иудаизация), и ему удалось найти противоядие от этого страшного заболевания. Если Лагард, а также такие видные социологи как Вернер Зомбарт (в книге "Евреи и капитализм", Георг Зиммель(в книге "Философия денег" и другие рассматривали Реформацию, буквально уничтожившую Германию раздроблением ее на более чем 300 княжеств и погубившую 60 процентов населения, в теологическом смысле как победу иудаизма над христианством, и создание нации "белых евреев" - тогдашней Англии, а в экономическом и политическом смысле считали ее эмансипацией еврейского жизнеустроения и сущности раннего капитализма, то подобную же роль сыграла перестройка в России - своего рода неореформация, уничтожившая великое государство и проторившая дорогу к господству жрецов Молоха, выступающих ныне под маской "нового мирового порядка". Лагард, Зиммель и Зомбарт справедливо полагали, что Реформация - дело рук евреев, стремившихся установить свою власть. Подобным же образом следует объяснять и перестройку, начавшуюся с движения диссидентов - чисто еврейского феномена - и достигшую своей кульминации в теперешние дни, когда, по словам Леонида Радзиховского в нью-йоркской старой еврейской газете под странным и совершенно непонятным названием "Новое русское слово" - к слову сказать такое же "новое слово" как и "новые русские"- признаётся: Россией управляют Евреи - называемые им "новыми русскими" - в содружестве с шабес-гоями - образуя еврейское большое пространство, которому подвластна вся Россия.


"Евреи имеют больший удельный вес в русской политике и бизнесе, чем в политике и бизнесе другой христианской страны", подчеркивает Радзиховский в своем манифесте "малого народа". Недавно Борис Немцов, награбивший меньше чем Борис Березовский, писал о последнем: "Он считает, что есть Богом избранные люди, к каковым и себя относит. Они хотят управлять страной и поделить между собой собственность, причем правила дележки устанавливать сами". Не случайно Березовского называют соврменным евреем Зюсом.


В своей книге "Прощай Россия" итальянский журналист Джульетто Кьеза приводит слова главного редактора одной из газет в России, женатым на жене банкире, оба из "малого народа": "Мы не можем жалеть этих советских людей, если хотим иметь в России рынок. Они никогда ни к чему не приспособятся. Надо отдавать себе отчет в том, что вымрут по крайней мере тридцать миллионов человек".


Иными словами: становление еврейского жизнестроения ведет к геноциду русских в России. Если патологически ненормальному положению не положить конец, то Россия перестанет существовать исторически. Ответом на кризисное состояние - тяжелое заболевание называющееся иудаизация, - должна стать новая русская идеология. заключающая в себе обновление Православия как сугубо русской национальной религии, обновление государства в его сугубо русской форме, восстановление духа соборности, выражающего собой дух русской нации и, прежде всего,- полное излечение от болезни Verjudung, что требует суровой кары и справедливого возмездия тем, кто довел страну до ее нынешнего жалкого и ничтожного состояния. Великий народ не может жить под сапожком "малого народа".


"В национальной идеи еврейства - в ее безродности, безпочвености и сверхприродности - каждый народ должен усматривать свою метафизическую противоположность. Иными словами, для тех, кто привязывает культуру нации к своей "крови и почве", неизбежно усматривание в еврействе своеобразного антимира". Закончим же словами одного видного немецкого политика, который в своей статье, опубликованной 15 ноября 1925 года в виде письма "русскому другу Ивану Винуровскому" писал: "Когда Россия пробудится, мир лицезрит святое чудо ... Наша задача сделать все, чтобы приветствовать это чудо как равные партнеры в судьбе ... Великие события произойдут в России ... Будущее свершится в России ... Ее пробуждение создаст социалистическое национальное государство".


(Профессор Николай фон Крейтор: e-mail: vonkreitor@euroseek.com)


Похожие статьи:

Дом и семьяЮвенальный беспредел нашу Родину задел

Культура и религияРусские пословицы и поговорки

Политика и обществоНападёт ли НАТО на Россию?

ЗнанияНациональный вопрос в Российской империи и СССР

ЗнанияПравители Руси/России/СССР


 

Рейтинг: 0 Голосов: 0

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!