Деревня отказалась голосовать за режим

Деревня отказалась голосовать за режим

В деревне Безгузово Тверской области три дня назад случился свой «марш несогласных». На общем деревенском собрании жители решили не участвовать в предстоящих выборах депутатов Государственной думы, поскольку деятельность властей «в отношении интересов сельских жителей носит чисто декларативный характер».

 

Открытое письмо президенту России они выложили в интернете, на странице bezguzovo.narod.ru. «Чтобы вся деревня отказалась идти на выборы — такого еще в нашей истории не было», — говорит Вадим Соловьев, проработавший в ЦИК 12 лет. 

«Мы живем без газа, без дорог (которые бы обслуживались коммунальными службами), без уличного освещения, хотя деревня находится в 400 м от города, — написали безгузовцы Медведеву. — В 2003 году мы обращались к тверскому губернатору Зеленину с просьбой о газификации, на что получили ответ письменно, что мы включены в план по газификации 2003–2010 годов. По сей день газа нет, хотя газопровод в 200 м от нас».

Собрание жителей деревни Безгузово в гараже

Собрание жителей деревни Безгузово в гараже

фото: Владимир Суворов/ИЗВЕСТИЯ


«Зачем идти на выборы 4 декабря? За кого голосовать, если все обещания остаются только на бумаге?» — спрашивают жители деревни президента.

От Москвы до Безгузово — 200 км. Последняя сотня из них — вполне в духе письма: темнота, колдобины и минимум указателей. У самой деревни Безгузово нет даже таблички. Старинный городок Кашин, что на 90 лет «моложе» Москвы, манит огнями и довольно приличными дорогами — их недавно отремонтировали к юбилею местной святой Анны Кашинской, на празднование которого ждали патриарха и президента. На окраине Кашина — уже привычная тьма и незаметный поворот на Безгузово. Машина сразу проваливается в яму и дальше скользит, как корова по льду.

На всю деревню 24 дома (прописано 68 человек), три фонаря и телефон-автомат. Специально для «Известий» народ в одном из гаражей повторно устроил народное вече, на котором все дружно подтвердили: голосовать не пойдут.

— Надоело жить как в каменном веке, — говорит староста деревни Елена Косова. — Хотим жить как нормальные люди: со светом, водой, газом и дорогой.

Староста деревни Елена Косова дома с мужем

Староста деревни Елена Косова дома с мужем

фото: Владимир Суворов/ИЗВЕСТИЯ


В отличие от многих российских деревень, Безгузово не вымирает и не спивается. Последнего пьяницу похоронили пару лет назад, детей же, наоборот, только прибавляется. Среди покосившихся домишек, оставшихся от колхоза «Путь Ленина», есть и вполне приличные. Свет тоже есть, но часто отключают, особенно на выходные, жалуются деревенские, «и тогда сидим, как прадеды, при лучине». Трансформаторная будка уже лет 20 как проржавела, она стоит рядом с брошенным и почти уже разобранным на дрова телятником, превращая унылый осенний пейзаж в еще более безрадостный.

Водопровод тоже на месте, но прорывы — постоянно. Трубы трухлявые, 30–40-летние, их латают, иногда даже меняют. Иногда просто перекрывают воду, и тогда безгузовцы пишут очередное открытое письмо к руководству страны и вешают его на свой сайт: сделайте что-нибудь, колодца-то в деревне нет! А рядом выкладывают всю переписку с местными властями.

— Только так их можно заставить работать, а иначе будут неделями перекидывать все друг на друга и ничего не делать, — говорит Алексей Буркин, бывший москвич с двумя высшими образованиями. Это он организовал четыре года назад деревенский сайт (1,6 тыс. посещений в месяц, часто заходят американцы и японцы), перебрался на ПМЖ в Безгузово и выращивает там теперь кроликов.

Свой сайт у деревни — само по себе редкость, на самом популярном тематическом портале деревняонлайн.ру их зарегистрировано 90. Местные власти называют интернет-продвинутых жителей Безгузово не иначе, как шантажистами.

— Есть деревни, где еще хуже — вообще без воды и без дорог, и ничего, живут себе люди спокойно и на выборы ходят, и не жалуются, — узнав об открытом письме, говорит глава администрации Кашинского района Николай Семин. — А тут полный шантаж и вымогательство перед выборами!

фото: Владимир Суворов/ИЗВЕСТИЯ


Жителей Безгузово такая логика — «есть и хуже» — не устраивает. «Зачем тогда дороги в Кашине, ведь и без них можно?» — возражают деревенские. Они хотят жить лучше. Тем более что каждый раз перед выборами им это обещают.

Последний раз провести газ пообещали перед губернаторскими выборами 2003 года. Деревенские проголосовали за Дмитрия Зеленина и тут же письмом напомнили ему, что и он пообещал им газ.

Накануне выборов-2011 — уже при новом губернаторе Андрее Шевелеве — деревенским раздали свежий план газификации района до 2020 года: 2012–2013 — разработка и утверждение документации, 2015–2016 — прокладка труб.

фото: Владимир Суворов/ИЗВЕСТИЯ


Раздача очередных обещаний стала последней каплей — в ответ безгузовцы решили «прокатить» на выборах сами власти.

— Когда я пришел в область, там с советских времен было газифицировано 52% деревень, на Украине, к примеру, их было 97%, — объясняет бывший губернатор Тверской области Дмитрий Зеленин. — В области 15 тыс. деревень, где проживает меньше 20 человек, а все поданные нами заявки корректирует «Газпром». Было и так: газ к деревне подводили, а люди от него отказывались: у них не было 100–150 тыс. рублей, чтобы проложить трубу к дому.

К концу правления Зеленина в области было газифицировано 58% деревень. В Фарафоновском сельском поселении, к которому относится Безгузово, из 48 деревень с газом только две.

Ближайшая от Безгузово газовая труба — в 200 м от деревни. Но труба — городская, Кашинская. Взять же к себе «под крыло» самую близкую деревню кашинские власти в упор не хотят. А власти поселений обеспечить газом сами не могут, потому что на это нет денег. На почти полсотни деревень годовой бюджет 3,5 млн рублей. Проложить газ в Безгузово от ближайшей «поселковой» трубы, что в 1,5 км от деревни, стоит больше 4 млн.

74-летняя Нина Овсянникова, проработавшая в колхозе 40 лет, помнит времена, когда газовую трубу в деревню все-таки протянули, но так и не подключили. Это было в 1990-е, труба потом куда-то пропала. 

Жительница деревни Безгузово Нина Овсянникова

Жительница деревни Безгузово Нина Овсянникова

фото: Владимир Суворов/ИЗВЕСТИЯ


— Приходили ко мне, агитировали. Лучше б с дровами помогли, — кряхтит возле печки скрюченная в пояснице старушка, вытаскивая из досок гвозди. Она тоже подписалась под письмом к президенту. — В этом году даже с Днем пожилого человека не поздравили — раньше хоть пачку чая давали, а теперь у них денег ни на что нет!

32-летняя Анастасия Ганусова, в отличие от тети Нины Овсянниковой («Замужем не была, поэтому тетя, ребятишек не имею», — поправляет она), верит, что дождется газопровода. А в то, что починят дорогу, — не верит.

— К нам ни таксисты, ни «скорая» ехать не хотят, — рассказывает она. — У дочки был острый аппендицит, я еле-еле уговорила, чтобы нас в больницу отвезли. Выпрямилась сама, как железная пластинка, прижала ее к себе и молила бога: только бы добрались!

Анастасия Ганусова

Анастасия Ганусова

фото: Владимир Суворов/ИЗВЕСТИЯ


Кашин и Безгузово разделяет 400 м. Но с дорогой ситуация еще хуже, чем с газом: документов, как следует из официальных ответов, на нее вообще нет. Ремонтируют ее так: староста Косова собирает деньги по всей деревне, а потом «выбивает» хотя бы половину из сельского бюджета. Последний раз совместный «ямочный» ремонт был в 2009 году, обошелся в 50 тыс. рублей. Также за свой счет жители Безгузово чистят зимой дорогу.

— Ловлю трактор, умоляю помочь — здесь такие ветра, что, если не прочистить, дети в школу не попадут — им по шею снега будет, — говорит Елена Косова. Дети, впрочем, в Безгузово уже привычные: регулярно в школу на лыжах приходят.

В прошлую зиму чудом не сгорела вся деревня. Если бы утром безгузовцы не поймали трактор, который прочистил дорогу, пожарные не смогли бы добраться к полыхавшему дому. После этого почти во всех деревнях появились красные рынды и таблички с указателем ближайшего пожарного водоема.

Глава Фарафоновского поселения Валерий Фокеев, 18 лет проработавший в школе учителем физкультуры, вытирает грязь с ботинок — он только вернулся из очередной деревни.

— Это даже не шантаж, это нож мне в спину, — тяжело вздыхает он, узнав, что безгузовцы не пойдут на выборы. — Ведь это значит, что я ничего не делаю, а мне, наоборот, другие деревенские указывают, что я в Безгузово чаще всего приезжаю.

Глава Фарафоновского поселения Валерий Фокеев

Глава Фарафоновского поселения Валерий Фокеев

фото: Владимир Суворов/ИЗВЕСТИЯ


Фокеев понимает жителей Безгузово в их стремлении жить лучше, но не признает методов.

— Но ведь есть еще хуже дороги, не самая ж она бросовая! — убеждает он нас. — И уличное освещение есть, а раньше и этого не было! И 12 м водопроводных труб мы им поменяли. Детские площадки появились — не было их, в Дом культуры (в соседней деревне. — «Известия») газ провели. Мы делаем, я считаю, нормально и много. Если б нам еще миллиона полтора в год добавили, мы бы пруды пожарные почистили и еще четыре фонаря повесили — их явно не хватает.

Жители Безгузово к главе Фокееву претензий не имеют: мужик старается, энтузиаст. Тут уже дело принципа: зачем им опять обещают, если из того, что обещано давным-давно, все равно ничего не сделано?

  — Это нонсенс, когда весь населенный пункт отказывается от участия в голосовании, — замечает член ЦИК Гарегин Митин. — Я не верю, что такое произойдет, но если это случится, то по закону бюллетени признаются неиспользованными и погашаются после 20.00.

Впрочем, полностью сорвать думские выборы в отдельной деревне у жителей Безгузово не получится. Нашлась и среди них «несогласная». Это Раиса Горева, мать шестерых детей (четверо уже взрослые). От участия в деревенском сходе она отказалась, письмо подписывать не стала, сообщив, что пойдет голосовать за «Единую Россию». На последних мартовских выборах в Тверское заксобрание за ЕР в районе проголосовали 54% избирателей.

— Путин с Медведевым взялись тащить, вот пусть и дальше тащат, — говорит она, стоя на пороге двухэтажного кирпичного дома.  

Раиса Горева - одна из всей деревни пойдет на выборы

Раиса Горева - одна из всей деревни пойдет на выборы

фото: Владимир Суворов/ИЗВЕСТИЯ


У Раисы три коровы и семь телят. Хотели сделать в доме водопровод, но не разрешили — для этого нужно сначала оформить дом, а таких денег, говорит она, у них нет.

 — Живем без водопровода, и ничего, не жалуемся — колодец вон во дворе вырыли.  Газ нам не нужен — чем мы будем платить за него? Да и без электричества можно обойтись — когда перебои, дети уроки с фонариком или со свечками делают. И ничего — не дурняшнее других выросли! — подбоченясь, кричит она на всю деревню.

На фонарном столбе белеет список деревенских должников за воду. Горевы — среди злостных неплательщиков, долг — 9,5 тыс. рублей. Откуда он взялся, если водопровода в доме нет, никто не знает.

Также непонятно, откуда взялась вода, бегущая ручейком по раздолбанной деревенской дороге, превращаясь на наших глазах в тонкие льдинки. Ведь водопровод в Безгузово только на днях в очередной раз починили.

Автор:  Елизавета Маетная

Похожие статьи:

Политика и обществоНесостоявшийся военный переворот в России

Политика и обществоОбращение граждан в ЦИК России об отмене неконституционных выборов

Политика и обществоПро Украину, закон "о русском языке", самом языке и всём остальном

Закон и правоБеспредел сионистов в университете МВД России

Политика и обществоПотёмкинские деревни для Путина


 

Рейтинг: 0 Голосов: 0

Комментарии 2

0 несогласный с режимом #
4 декабря 2011 в 00:22
В семье не без урода - это про Раису Гореву. 21 век на дворе ни водопровода, ни газа, ни дорог и еще много чего нет - а ей нравится и детей своих не жалко - пусть живут рабами.
0 Admin #
4 декабря 2011 в 00:30
Тут сложно судить человека. К тому же женщину живущую в деревне. Если судить по фото, то это уставший, с погасшим взглядом человек, который уже ни во что не верит и никому не доверяет, но ещё пытается поверить хоть во что-то. Я почему-то уверен, что она уже согласна на всё, т.к. она надломлена своим бытом.
А вот почему она сломалась, а остальные нет? Это вопрос интересный...