Сатанизм

Zloy Varg 24 декабря 2012 +3 RSS-лента

Предназначение Чёрной Мессы.

http://youtu.be/_SA5qyUFcF0
Чёрная Месса может проводиться теми людьми, которые не очень давно в сатанизме.
Также, этот ритуал полезен для тех, кто хочет оставить/отбросить подальше свои предыдущие религиозные идеи и верования. Чёрная Месса должна проводиться только тогда когда сатанист решает посвятить себя Сатане или сатанизму. Также она полезна для тех, кто переходит из христианского стиля жизни - к сатанинскому образу жизни.
Но, этот ритуал также может быть очень полезным когда вы оставляете любую другую религию или образ жизни. Какое бы религиозное прошлое у вас не было - вы можете проводить Чёрную Мессу. Возможность провести её не ограничивается одним лишь христианским прошлым.
Значение Чёрной Мессы обычно преувеличивается и часто её интерпретируют неправильно, но тем не менее она остаётся важным ритуалом.
Далеко не все сатанисты проводят её регулярно... а для некоторых - это событие вообще происходит всего лишь один раз в жизни.

Чёрная Месса это ритуал который совершается с целью насмешки над определённой (в принципе любой) религией. С другой стороны - существует и Ритуал Бласфемии который проводится с целью Служения, или же с целью Ритуальной Магии.
Различие Чёрной Мессы и Ритуала Бласфемии в том, что Чёрная Месса - это личностный ритуал, где сатанист меняет своё сознание и образ мышления отрицая/отвергая свои предыдущие верования.
А ритуал Бласфемии - является ритуалом Силы. Однако в нём также используется идеология определённой религии, над которой совершается бласфемия.
Оба метода впрочем могут являться ритуалами Силы, в значительной степени.

Чёрная Месса - часто является пародией именно на христианскую литургию, кощунствованием над деятельностью церковников. Существуют различные (в том числе и шокирующе-извращённые) легенды о Чёрной Мессе. Я верю в то, что эти истории служили подспорьем для Инквизиции. Достоверность их неизвестна. Примером такой истории является "Ла-Бас" - художественная новелла, и.т.д. Истории такого рода вдохновили ЛаВея создать собственную версию Чёрной Мессы, которую он описал в книге "Сатанинские Ритуалы". Чёрная Месса является у него формой психодрамы, и вы можете увидеть фрагменты этой мессы на ютьюбе.

Итак, символический акт Чёрной Мессы проводится с целью насмешки и кощунствования над христианской религией.
Если Чёрная Месса используется исключительно с целью обретения силы или с целью самовыражения - это становится бесполезным ритуалом/упражнением.
Единственным предназначением Чёрной Мессы является порвать собственные связи с предыдущей религией.
6 января 2013 0 1003 Нет комментариев

С Наступающим всех!

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Настоящий Санта-Клаус из Лапландии не имеет ничего общего с веселым бородатым дедушкой в красном костюме. Раньше его называли Йоулупукки, что переводится как "рождественский козел", и он был одним из самых мрачных мифических существ. В XIX веке Санту представляли в виде злобного существа с рогами и козлиной шкурой. В новогоднюю ночь он пытался пробраться в дом, чтобы напугать детей и напиться. Непослушных детишек он варил в котле, а оленей ел, когда жрать больше нечего.

С наступающим всех!

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.
29 декабря 2012 0 756 Нет комментариев

Сделка с Дьяволом.

ПЕРВЫЙ ОПЫТ
Сделка с дьяволом — изобретение средневекового фольклора, неофициально поддержанное церковью. Самым первым упоминанием подобных взаимоотношений считается житие святого Феофила Антиохийского. Однажды ему предложили пост епископа, однако святой отец отказался от этого из соображений смирения. Другой священник, избранный на эту должность, увидел в Феофиле опасного конкурента и стал всячески притеснять его. Отбросив былое смирение, знаменитый теолог обратился к волшебнику, попросив того устроить встречу с сатаной.
Дьявол якобы предложил Феофилу сделку: тот отрекается от Иисуса и Богородицы, а нечистый обеспечивает получение поста епископа. Подписываться под договором следовало своей кровью. Сделка была исполнена, однако вскоре Феофила стало терзать раскаяние. Он молился и постился 40 дней, после чего ему явилась Богородица, обещавшая заступиться за него перед Богом. Ещё через 30 дней голодания Феофил снова увидел Богородицу, на этот раз отпустившую ему все грехи.
Но отступать дьявол не желал и подкинул Феофилу экземпляр договора в напоминание о взятых на себя обязательствах. Тот, недолго думая, отнёс его к бывшему епископу, место которого он занял, и покаялся во всём. А епископ поступил радикально — взял да и сжёг договор, тем самым его аннулировав.
История Феофила стала фундаментом для легенд о вызове дьявола вообще и продаже ему души в частности. Из неё следует, что в 6 веке нашей эры общение с дьяволом при помощи колдовства особым грехом не считалось. Феофилу стало жалко свою душу, и он расторг договор с помощью простого покаяния (история умалчивает, остался ли он епископом). Впоследствии богословы, как говорится, «завернули гайки», признав колдовство и вызов дьявола страшным грехом. Иначе говоря, любые переговоры с врагом стали считаться изменой.

ЦЕРКОВЬ САТАНЫ
Дьявола можно обдурить. Святой Вольфганг (924-994) обещал ему за постройку церкви душу первого существа, которое переступит её порог. Здесь легенда раздваивается — в одном её варианте дьявол моментально возвёл церковь вокруг Вольфганга, не оставив ему иного выхода, кроме как через порог и в ад. Во втором случае Вольфганг был снаружи, но всё равно взмолился о чуде, и пределы храма первым пересёк волк. Дьявольская церковь в городе Санкт-Вольфганг стоит и поныне (фото) — одна из немногих на свете, где есть сразу два алтаря. По дьявольски злой иронии судьбы недалеко от неё располагался концлагерь Дахау, где нацисты держали как минимум 3000 священников.
БЕЗ ПЕЧАТИ НЕДЕЙСТВИТЕЛЕН
Так как любое колдовство считалось дьявольским, а добропорядочный человек колдовать не мог, то маг вне всякого сомнения получал свой дар от дьявола. Поначалу предполагалось, что способность колдовать предоставляется «бесплатно» — лишь бы маг приносил христианству побольше вреда. Однако идея о безнаказанном получении сверхсил была слишком заманчивой, поэтому с развитием христианского фольклора всё чаще стали звучать мысли о том, что сделка эта небескорыстна.
Более того, круг потенциальных «клиентов» дьявола поначалу был слишком широк. В раннем средневековье сделку с ним мог заключить буквально каждый, и это не влекло за собой никакого ухудшения его социального статуса. Поэтому уже к 14 веку между продажей душу дьяволу и ведьмовством (колдовством) был поставлен знак равенства. Ранее считалось, что колдун — высокообразованный мужчина, использующий древние ритуалы. Трактат Formicarius (1435-1437), написанный доминиканским монахом Иоганном Нидером, стал первым церковным документом, утверждавшим, что для колдовства достаточно лишь продаться Сатане, а занимаются этим в основном женщины.
Сейчас это кажется странным, но в те далёкие времена люди очень любили мистические формальности. Сделка с дьяволом происходила гораздо сложнее, чем, например, с детской зубной феей (которой достаточно было лишь молочного зуба под подушкой, обмениваемого на монетку). Если верить тому же трактату Formicarius, самостоятельно люди обращались к дьяволу крайне редко. Обычно их совращали на это чужие примеры — успешные падшие граждане, вызывавшие зависть и легко дававшие полезные советы по чёрной магии.
Иоганн Нидер упоминает случай колдуна Скавия, якобы умевшего превращаться в мышь. Он привёл к дьяволу ещё нескольких человек, в числе которых был крестьянин Стеделен, признавшийся под пытками, что он зарезал петуха на перекрёстке ночью в Саббат и подкладывал ящериц под порог церкви.
Действительно, в 15 веке было принято думать, что душу дьяволу «с наскока» не продашь, и к этой процедуре нужно тщательно готовиться. Следовало заявиться в церковь ранним воскресным утром и отречься там от Бога. Нужно было регулярно молиться дьяволу, следовать определённому образу жизни (диеты, жертвоприношения, произнесение проклятий) и пить кровь младенцев. При этом следовало ясно выражать волю к сделке с дьяволом и озвучивать её условия: богатство, молодость, магия в обмен на утаскивание души в ад через определённое количество лет (зависевших от характера испрошенных благ). При этом сама природа станет противиться подобной сделке — душу человека обуяет огонь страстей, и он будет записан в красную книгу Смерти.
Существовал и другой, более формализованный путь, предположительно заменивший эксклюзивные сделки с самим Сатаной массовыми договорами с обычными демонами.
Следовало раздобыть кусок девственно чистого пергамента от первого телёнка, рождённого коровой, и написать своей кровью: «Я обещаю Великому Демону отплатить через семь лет за всё, что он сделает для меня». Подпись также наносилась кровью, которую следовало брать из левой руки. Впрочем, многие демонологи считают, что договор нужно писать специальным чернилами, сделанными из железного купороса, квасцов, чернильных орешков и гуммиарабика.
После этого надо было начертить магический круг, встать в его центр и произнести довольно длинное заклинание, смысл которого заключался в высокопарном взывании к Люциферу, Вельзевулу и Астароту, а также в упоминании ключевых слов из Великого ключа Соломона. Когда демон появлялся, договор следовало аккуратно швырнуть ему в лапы, ни в коем случае не покидая пределов круга.

Я ПЕРЕДУМАЛ!
Договор, скреплённый кровью, считался нерушимым. По идее это должно было отвращать людей от его заключения, ведь человек уже пошёл на великий грех и сделанного не воротишь — иначе каждый будет норовить получить услуги сатаны, попользоваться ими и расторгнуть сделку. Однако некоторые теологи учили, что если сжечь договор, все магические аксессуары и все полученные от дьявола вещи, искренне покаяться в церкви и возместить вред, причинённый людям, то, возможно, душу удастся спасти.
Инквизиторы предусмотрели и возможность заключения устного договора с дьяволом. Считалось, что даже словесная продажа души оставляла на человеке след — дьявольскую метку. Как известно из истории преследования ведьм, таковыми считались необычайно большие родинки, странные царапины, лишние соски, либо места на теле, откуда после укола иголкой не идёт кровь, либо места, где человек не чувствовал боли. Печать дьявола могла быть проставлена в потайном месте: под веками, среди волос или в естественных углублениях тела. Логично, что ведьм исследовали особенно тщательно, обращая также внимание и на их детей, ведь одним из способов скрепления договора с дьяволом, как указывает «Молот ведьм» (1486), был половой акт с ним.
Позднее демонологии стали учить, что договор можно оформлять как угодно, а противной стороной в нём может быть целая группа демонов. Последние должны оставлять на бумаге печати и подписи, составленные на манер анаграмм, чтобы скрыть свои истинные имена. К примеру, в случае с преподобным Урбаном Грандье (1590-1634), сожженным по обвинению монахинь-урсулинок в том, что он наслал на них демонов, текст договора был написан задом наперёд на латыни с пропущенными гласными, а свиток завизировали, помимо Люцифера, ещё три демона.
Торговля душами с дьяволом осложнялась ещё и тем, что средневековые оккультисты различали месяцы, дни и даже часы, в которые определённые демоны были наиболее сильны. Заключать договор с ними требовалось именно в это время. Демонов также делили по «профессиональному» признаку. Человеку, желавшему молодости, и человеку, хотевшему денег, следовало обращаться к разным чертям.
ТОРГ ЗДЕСЬ НЕУМЕСТЕН!
В конце 15 — первой половине 16 века в Германии жил некто Иоганн Георг Фауст, доктор и чернокнижник. Точных сведений о его биографии нет. Из обрывочных упоминаний современников можно предположить, что он имел университетское образование, был учителем, выступал на ярмарках с фокусами, составлял гороскопы и разъезжал по Европе, хвастаясь своими магическими познаниями.
Так уж вышло, что деяния этой ничем не примечательной с точки зрения истории личности пришлись на пору «расцвета» легенд о договорах с дьяволом. Народная молва сделала Фауста учёным, проникшим в секреты бытия с помощью Сатаны. В первой книге о нём («История о докторе Фаусте, знаменитом волшебнике и чернокнижнике», 1587) сюжет заканчивался тем, что дерзкого Фауста разрывают на части бесы и утаскивают в ад.
Ренессанс с его безудержной тягой к знаниям лишь подхлестнул популярность образа учёного, продавшегося дьяволу. В различных книгах пьесах ему придавали черты бунтаря, восставшего против Бога, он был гуманистом, комиком и злодеем, но хрестоматийным стал Фауст в трактовке Гёте — трагическая фигура, исполненная цинизма и неверия. Контракт с Мефистофелем считался исполненным тогда, когда Фауст достигнет высшего жизненного удовольствия («остановись мгновенье, ты прекрасно»). Учёный исполнил это условие, но ангелы выкрали у дьявола его душу и унесли её в рай. Из истории Фауста так или иначе выросли все остальные произведения о продаже души дьяволу.
Терри Пратчетт обыграл это в романе «Эрик» (1990). Начинающий демонолог Эрик Турсли вызвал из Подземных Измерений бедолагу Ринсвинда, который с немалым изумлением обнаружил у себя возможность исполнять желания «хозяина» одним щелчком пальцев. Правда, согласно лучшим традициям легенд об обманщике-дьяволе, достигаемый результат полностью соответствовал формулировке, но оказывался противоположен сути желаемого.
Другой весельчак — Марк Твен — высмеял сделку с Сатаной в одноимённом рассказе, главный герой которого попытался продать душу через маклера, пообещав тому комиссионные в 2,5% (встреча с Сатаной была организована без промедленья).
Стивен Бене («Дьявол и Дэниел Уэбстер», 1937) допустил возможность расторжения контракта с дьяволом через суд исключительно благодаря ораторскому искусству адвоката (интересно, что в фильме «Адвокат Дьявола» 1997 года адвокатским бюро руководил сам Сатана). А «Симпсоны» спародировали этот сюжет в эпизоде «Дьявол и Гомер Симпсон», где титульный герой продал душу дьяволу за один пончик. Гомер попытался схитрить и не доел кусок дьявольского угощенья, чтобы договор не вступил в силу, но вскоре голод взял верх. Мардж спасла мужа, предъявив на суде свадебную фотографию, на обороте которой было написано, что Гомер отдаёт свою душу жене. Сделка с дьяволом, таким образом, оказалась недействительной.
В сделке с дьяволом также могут участвовать некоторые магические предметы или применяться очень специфические условия. К примеру, в романе Оскара Уайльда «Портрет Дориана Грея» (1890) таковым артефактом служил портрет главного героя, принимавший на себя все его грехи. Роберт Луис Стивенсон в рассказе «Дьявольская бутылка» (1891) обыграл продажу души дьяволу с неожиданной стороны: сотни лет назад Сатана принёс на землю бутылку с демоном, выполняющим все ваши желания. Условия такие: бутылку можно продать (но только за металлические деньги), причём дешевле, чем она была куплена. Если человек умирал, оставив бутылку в своей собственности, его душу утаскивали в ад. Исполнение желаний тоже было с подвохом (у главного героя, пожелавшего денег, погиб богатый дядюшка). Продать бутылку дешевле было сложно, так как она много раз переходила из рук в руки и её цена опустилась до нескольких таитянских сантимов.
Предполагалось, что рано или поздно человек просто не сможет продать бутылку дешевле, чем купить. Но Стивенсон не учёл колебания курсов валют, инфляцию и деноминацию, формально позволяющую поддерживать оборот бутылки неограниченно долгое время.
Айзек Азимов предложил ещё один вариант сделки с дьяволом, согласно которой человеку даются демонические силы, а по прошествии 10 лет он подвергается испытанию. Прошедший его вливается в ряды демонов, проваливший становится очередной погибшей душой («Три-четыре»).
Обхитрить дьявола можно и по-фаустовски, остановив мгновенье. Герой рассказа Роберта Блоха «Поезд в ад» (1958) продал душу за возможность остановить время в тот момент, который он сочтёт наилучшим. Естественно, всю жизнь ему казалось, что лучшее ещё впереди, и он благополучно состарился, но избежал Преисподней, решив остановить время прямо на борту поезда, уносящего его в ад.
Наконец, продажа души в этическом смысле этого слова может происходить без участия потусторонних сил. Майкл Суэнвик воспроизвёл трагедию Фауста в масштабе альтернативной истории: Мефистофель оказывается пришельцем из параллельного мира, давшим Фаусту сверхсовременные технологии и не скрывавшим своей истинной целей — уничтожение человечества с помощью прогресса («Джек Фауст», 1997). Атомная энергия в 16 веке — такое Гёте и не снилось.

Это интересно
Поверье, что ведьмы, обращающиеся к дьяволу, пьют кровь младенцев, вызвано высокой родовой смертностью. Профессия акушерки была очень опасной, ведь при частых неудачах её обвиняли в продаже души дьяволу.
Как ни смешно это звучит, но чернила из чернильных орешков и купороса разъедают бумагу. За несколько десятков лет договор с дьяволом может попросту рассыпаться.
У США есть свой Фауст. Герой американской революции генерал Джонатан Мултон продал душу дьяволу за то, что тот каждый месяц будет наполнять его сапоги золотом. Хитрый вояка срезал у сапог подошвы и поставил их над дырой в подвал. Дьявол понял, что его обманули, и в ярости сжёг дом Мултона.
На Востоке джинны строили дворцы, а в Европе дьявол возводил мосты, получая взамен душу первого, кто пройдёт по нему (обычно люди пускали животное).
***
Продажа души — избитая тема, правда? Сделать что-то новое в ней крайне сложно, ведь всё было придумано 500 лет назад: сделка заведомо проигрышная, поэтому авторам остаётся лишь сочинять новые условия договора и новые уловки, направленные на их неисполнение обеими сторонами. Однако в большинстве случаев сделка с дьяволом остаётся символом человеческой жадности, недальновидности и глупости. Новейшие примеры: в Doom 3 доктор Бетругер продался чертям с потрохами, в Warcraft 3 принц Артас перешёл на сторону тьмы из-за волшебного меча, а в сериале «Сверхъестественное» члены семьи Винчестеров торгуют своими душами направо и налево.
28 декабря 2012 0 1660 1 комментарий

Стоит ли пинать христианство?

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

С уровнем стада и древнего племени мы в общих чертах разобрались. Но вокруг нас — разнообразный современный мир. Мы видим, что отношения между женщинами и мужчинами внешне очень отличаются в зависимости от времени, места, культурных традиций и прочих обстоятельств. И в то же время смутно угадываются какие-то закономерности, которые позволяют нам хоть как-то ориентироваться в реальной жизни. Но нам-то хочется разобраться до конца и все понять раз и навсегда. Для этого нам придется проследить развитие того самого древнего племени, которое мы понаблюдали в предыдущей главе, вплоть до наших дней...


Итак, перед нами растущее процветающее племя. Доминируют в нем и мужчины, и женщины в зависимости от обстоятельств. Причем в повседневной жизни параллельно одновременно выполняется и внутренняя репродуктивная функция, требующая управления племенем в интересах репродуктивной части, и функция добычи и охраны, требующая управления в интересах буферной части. Таким образом, система власти в племени, система управления должна быть двойной. Посмотрим, как это устроено.

Племя обязательно подчиняется нуждам центральной, репродуктивной, части, то есть женщин, и ими же управляется. Но кроме того, есть вождь и совет старейшин — мужское управление. Как же они делят властные функции? Вождь выбирается из молодых и сильных охотников. Он руководит отрядом на охоте или в бою, на нем — тактическое руководство в сфере мужской компетенции во время взаимодействия племени с окружающей средой. Мудрые старейшины, хранящие опыт и традиции племени, управляют племенем на совете, на них — стратегическое руководство. Но у каждого из них есть жена. И уж если жена вождя простонала во время секса, что мечтает о шкуре леопарда, то будьте уверены — вождь поведет свой отряд загонять кабана именно в тот район, где водятся леопарды. Чтобы при случае порадовать жену. И если жены старейшин, встретившись у ручья, решат, что детям племени будет веселее играть камушками на берегу реки, то мудрые старейшины на совете примут решение перенести летнее стойбище к реке потому, что там можно ловить рыбу и охотиться на антилоп на водопое. Принятое женщинами решение доводится таким образом до мужчин, которые его «принимают» во второй раз. А если решение окажется неудачным, то ответственность за него будет нести тот, кто принял его во второй раз. Кстати, вы никогда не задумывались, почему на руководящие должности принято назначать, прежде всего, женатых мужчин? Более того, это должен быть «хороший семьянин». Правильно! Потому, что он должен быть управляем женщиной, подконтролен через нее всему женскому сообществу. Подобную систему отношений в чистом виде можно наблюдать в современном мире в военных структурах, копирующих иерархию древнего племени, например, в изолированных военных гарнизонах и пограничных заставах. Жена командира в таких гарнизонах является некоронованной королевой, решающей большую часть социальных проблем. Женщины гарнизона предпочитают обращаться не в официальные органы, а к ней лично. Так — эффективнее. Таким образом, женщины образуют в обществе дополнительную, горизонтальную «ветвь» власти. Причем, когда есть мужчины, женское сообщество не имеет такой ярко выраженной иерархической структуры подчинения, как мужское. Хотя, конечно, статус женщины зависит от статуса мужчины, которого она контролирует. Между женщинами существует также конкуренция и конфликты. Но для женщин важно не столько выяснять, кто из них главнее, сколько заставить мужчин племени обеспечивать их и детей. Поэтому они поддерживают друг дружку и мигом объединяются против мужчин, когда дело касается их общих женских интересов, это явление называется корпоративной женской солидарностью. Мужчины на свою беду так не умеют.

Функция власти оказывается как бы размытой наличием параллельных связей, поэтому в двуполых группах иерархия не такая жесткая, как в однополых. Наличие разделения функций между полами неизбежно влечет за собой разделение управленческой, властной функции. Например, мы знаем, что в тюрьмах (как женских, так и мужских) и армии очень жесткая иерархия, идентичная животной. Однако, как только общество становится двуполым, жесткость иерархии и отношений уменьшается. Говорят, что присутствие женщины «облагораживает» мужское общество. Но это не совсем верно. Женщины просто отбирают у вожака часть власти.

Чем больше и могущественнее становится наше племя, тем в большей безопасности чувствуют себя женщины, тем надежнее легче и сытнее их жизнь, и как следствие, тем меньше они чувствуют страх перед окружающим миром, тем сильнее их доминирование, и тем больше власти они отбирают у вождя. В конце концов, вождь ощущает конкуренцию, противодействие своей власти. Например, вождь собирает отряд воинов на охоту, а жена не отпускает своего мужчину, ей хочется, чтобы муж поиграл с детьми. Или воин вместо того, чтобы быть максимально собранным в бою с врагами, переживает по поводу семейного скандала с битьем глиняных горшков, который закатила ему жена. Все это актуально и сегодня. Любой современный руководитель сразу поймет, о чем здесь речь. Всегда приходится учитывать влияние на подчиненного мужчину его женщины. Да вот хоть вспомним известную песню В. Высоцкого.

Полчаса до атаки. Скоро снова под танки.

Снова слушать разрывов концерт.

А бойцу молодому передали из дому

Небольшой голубой треугольный конверт.

И как будто не здесь ты, если почерк невесты

Или пишут отец твой и мать.

Но случилось другое. Видно, зря перед боем

Поспешили солдату письмо передать.

Там стояло сначала: «Извини, что молчала,

Ждать не буду». И все. Весь листок.

Только снизу приписка: «Уезжаю не близко.

Ты ж спокойно воюй и прости, если что».

Вместе с первым разрывом парень крикнул тоскливо:

«Почтальон, что ты мне притащил!

За минуту до смерти в треугольном конверте

Пулевое ранение я получил».

Он шагнул из траншеи с автоматом на шее.

Он разрывов беречься не стал.

И в бою над Сурою он обнялся с землею

Только ветер обрывки письма разметал.

В данном примере мы видим, что в связи с воздействием женщины на мужчину армия потеряла солдата. То есть, по сути, женщина, не обеспечивающая мужчине ощущение тыла, сработала как вражеский солдат. Не в интересах победы, а наоборот. Вряд ли командир был доволен смертью своего бойца. Кстати, известная у некоторых народов традиция захоронения женщины вместе с безвременно скончавшимся мужем видится в этом смысле не таким уж и варварским обычаем. На женщине лежит реальная ответственность за жизнь ее мужчины. И она должна ее нести.

Естественно, наш вождь крайне не заинтересован в том, чтобы его отряд терял боеспособность в результате влияния на воинов их женщин. Однако на сплоченное женское сообщество воздействовать трудно. Поколотить чужую женщину — нельзя по понятным причинам. Чуть какой конфликт — сбегаются со всего стойбища и подымают гвалт, не рад будешь, что связался. Еще и мужчин своих накрутят, науськают против вождя. А мужчина, попавший под женино доминирование — сам с проблемой не справится, так как боится жены. Что делать? И вот тут оказываются весьма кстати совет старейшин и шаман. Старейшины с низким гормональным фоном мудры, то есть уже в значительной степени не подконтрольны женскому сообществу, и силой своего авторитета могут надавить на женщину. Они знают, как жили предки, они хранят обычаи племени. Шаман же может сказать ей, что она прогневила богиню домашнего очага своим недостойным поведением, да и духи предков ей тоже очень недовольны. А все знают, что с богами и духами шутки плохи. Это тебе не вождь, с которым в детстве вместе в камешки играли. Понятно, что за поддержку шаману и старейшинам нужно будет выделить по жирному куску мяса после охоты. Но это не проблема, если отряд охотников сплочен, и каждый охотник собран и проворен. Добычи будет много.

Таким образом, возникли основные компенсационные механизмы, противовесы матриархату — культурная традиция и религия. И в результате естественного отбора в борьбе за природные ресурсы и конкурентной борьбе с соседями выжили только те социумы, в которых эти компенсационные механизмы были достаточно сильными, чтобы обеспечить баланс сил внутри общества, ведя интенсивную каждодневную борьбу с животными инстинктами уровня стада. Поэтому в центре жизни каждого социума крупнее племени обязательно находилось святилище или храм какого-нибудь бога. Как только компенсационный механизм переставал справляться — женщины подминали мужчин, воспитывали мальчиков не как сильных воинов, а как свою прислугу, социум скатывался в матриархат, деградировал, становился неэффективным и погибал под дубинами, каменными топорами, а позднее — мечами сильных мужчин соседнего социума со сбалансированной системой.
Однако если компенсационный механизм оказывался эффективен, то социум процветал.

Разумеется, функция компенсации и нейтрализации вредных инстинктивных программ касается не только отношений между мужчиной и женщиной.

Мы говорили уже, что сильно вооруженные биологические виды во избежание внутривидовых убийств наделены так называемой врожденной моралью. То есть врожденными инстинктивными программами, препятствующими убийству. Например, волк, легко вспарывающий брюхо и перекусывающий кость оленю, не станет пускать в ход свои клыки в полную силу, выясняя отношения с другим волком. Более того, если волк примет позу подчинения, открыв свое горло, то его соперник сразу же прекратит поединок. А ядовитые змеи дерутся между собой вообще не раскрывая рта и отвернувшись друг от друга, чтобы исключить ядовитые укусы.

Человек изначально эволюционировал как слабо вооруженный биологический вид. Поэтому врожденной моралью не обладал. Но с появлением оружия, то есть когда человек, по сути, превратился в иной биологический вид, эта мораль ему стала крайне необходима. И не имея эволюционного времени приобрести ее биологическим путем, человеческие социумы выработали искусственную мораль как аналог, заменитель врожденной морали и стали прививать ее в процессе воспитания и через религию. Мы все это повторяем снова потому, что это очень важно для понимания дальнейшего повествования.

Наблюдя за животными, например за стайкой воробьев, когда мы кормим их хлебом, мы замечаем, что как только один из них завладел крошкой, другие тут же пытаются ее у него отнять. Это — инстинктивное животное поведение. Мы назвали его инстинктом «укради». Задумаемся теперь над рациональностью их поведения. Тратят время и энергию все воробьи, а наестся в лучшем случае только один. А чаще всего прилетает более крупная сильная птица, например голубь, и отбирает крошку у воробьев. Усилия потрачены впустую. Однажды я видел, как одна из кур поймала ящерицу. Однако, ящерица была так велика, что сразу ее заглотить курице не удалось. Куры целый час бегали друг за дружкой и отнимали друг у дружки добычу. В конце концов ее проглотил петух. Все в результате остались голодными, потратили силы и время. А если бы этот час был потрачен на поиск и собирание, червяков и иной пищи, то все были бы сыты. Хорошо еще, что куры — невооруженный вид и не перебили друг дружку из-за добычи.

Представим себе на минуту, что так же ведут себя все люди вокруг нас. Нет ни морали, ни законов, ни полиции, ничего, нейтрализующего животные инстинкты. Все только и делают, что грабят друг друга, воруют и убивают. Представили, что будет? Общество тут же распадется на небольшие банды, в которых власть сконцентрирована в руках вожака. То есть на структуры, аналогичные первобытному стаду. Для того чтобы этого не произошло, религия и дает людям заповеди «не убий, не укради». То есть создает психологический барьер, не позволяющий убивать и красть. Чистый правовой запрет в отсутствие в пределах прямой видимости полицейского работать просто не будет. Кроме того, у полицейского работает тот же самый инстинкт «укради» и нет сильной врожденной морали.

Иная ситуация, если животные стадные инстинкты нейтрализованы. Тогда усилия каждого человека оказываются направлены не на вредный для социума путь — отъем ресурсов друг у друга, а на полезный — создание ресурсов и отъем их у окружающей среды. Это делает социум гораздо эффективнее и жизнеспособнее (многочисленнее, сильнее и богаче). Поэтому ни один социум в мире еще не смог полноценно развиваться без религии. Он просто-напросто не выдерживал конкуренции с соседями, у которых религия была.
26 декабря 2012 0 720 Нет комментариев

Конец Света

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.
24 декабря 2012 0 1278 15 комментариев

Концепция светского сатанизма

Я придерживаюсь концепции светского сатанизма( не путать со "светлым сатанизмом" дурочка Просветителя), то есть не религиозного почитания, или подражания (термин не особо и важен) Сатане. Я считаю что псевдонаучные термины "эгрегор" и "архетип" только возвращают сатаниста в область поклонения богам, только под другим названием.
Итак сатанизм это отказ от моральных авторитетов, будь то боги, пророки или этические нормы. Учитывая, что стадию религии человечество, с трудом, но преодолевает, имеет смысл говорить об этических нормах.
Вспоминая Никонова, который разделяет "мораль" и "нравственность", первое - свод общепринятых этических норм, второе - личных, можно сказать что у сатаниста нет морали, но есть нравственность.
Задачей сатанизма и сатаниста является избавление от лишних этических норм сформировавшихся в обществе, во многом, под влиянием авраимической морали. В первую очередь, это, без сомнения, касается многочисленных сексуальных комплексов, во вторую таких вещей как эвтаназия, наркотики, взгляды на личные обязательства индивидуума.
Задача сатаниста - самостоятельное формирование собственной нравственности, с минимальным воздействием морали. Задача сатанизма - ликвидация морали.
Особо умные могут возразить, что примерно этим же занимается светский гуманизм. Не буду отрицать, сатанизм - это частный случай светского гуманизма. Однако светский гуманизм не накладывает ограничений на цели человека, в то время, как сатанизм, акцентирую внимание на деятельности человека в материальном мире("живу я как зверь в поле" с А. Ш. ЛаВей), ставит перед сатанистом задачи удовлетворения его материальных потребностей и достижение материального благополучия.
Особо не умные, могут заявить, что при отсутствии морали все начнут грабить, убивать, ебать гусей. Отправлю их курить эволюционистов, в частности Докинза (да и того же Никонова) которые доходчиво объясняют, что базовые этические нормы, сформированы эволюционно и прошиты в человеческом генотипе.
Особо верующие могут сказать что эволюция это - хуйня, на что я могу ответить - идите на хуй.
Особо традиционные могут спросить: а при чем тут Сатана? А при том, что борьба с моралью, есть борьба с высшим авторитетом, место которого, занимает в религиях бог, Сатана же является тем, кто восстает против него. Восстание против морали, и есть восстание против бога.

Примерно так.
24 декабря 2012 0 2380 2 комментария
Страницы: Первая Предыдущая 1 2 3 4